0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шандор варга клиенты. Спортивный агент Шандор Варга: «Знаю игроков, которые стесняются своего достатка. Казусы с ним в Лондоне случались

Шандор Варга: Как стать «паразитом футбола»

Вчера в Европе закрылось трансферное окно – благодатнейший период для агентов, ну и футболистов с клубами: переходы игроков сулят выгоду каждому. Но какая в них роль агента — мало кто знает. Хотя людей этой профессии, которых в реестре ФИФА больше трех тысяч, называют и «агент 001», дескать, ближе человека у футболистов нет. Недавно Шандор Варга отметил 10-летие карьеры «самого близкого человека». И получается у него неплохо – 8 игроков сборной Украины, которая выступала недавно на ЧМ – его клиенты. Работал он и с легендарным Христо Стоичковым, и с нынешним тренером сборной Италии Роберто Донадони. Среди его друзей – лучшие тренеры мира. Наверное, оно того стоит – агенты уровня Варги зарабатывают в несколько раз лучше, чем большинство футболистов в украинском чемпионате.

– Для того чтобы стать агентом, надо быть футболистом?
– Не обязательно. У меня было три попытки добиться чего-то в футболе: сначала хотел стать лучшим футболистом, потом, когда даже до профессионального уровня не получилось дойти, хотел стать лучшим тренером в мире. Это тоже не вышло, и вот теперь хочу стать хорошим агентом (смеется).

– То есть стать агентом по силам любому?
– Шанс есть у каждого. Но это довольно-таки тяжело. Я знаю десятки людей, которые вкладывали деньги в это дело и потом обанкротились.

– Как это?
– Я, например, за полгода работы над трудоустройством Олега Лужного в «Арсенал» столько летал, жил в гостиницах по 300 фунтов в день, устраивал ужины, говорил по телефону, что потратил около $50 тысяч. А если бы контракт не подписали.

– А как с образованием? На агента же не учились?
– Нет. Родился на Закарпатье, учиться поехал во Львовский инфиз на футбольного тренера. Но меня исключили оттуда. Уехал в Москву, где окончил Институт физкультуры. С тех пор до 1984 года работал в управлении футбола СССР. Потом поселился в Венгрии – работал в национальной Федерации, был помощником тренера в сборной и преподавал на кафедре футбола в местном институте. И вот мне как-то предложили помогать тренировать аравийский клуб «Аль-Иттихад». Я согласился, но только лет через 5 понял, что все-таки это не мое.

– И подались в агенты.
– Да, в 96-м году я получил лицензию ФИФА. Надо было сдать устный экзамен – юрисдикция, контрактные отношения и так далее. В то время надо было еще и $200 тысяч заплатить – то есть положить на счет, показать, что ты не потенциальный мошенник, а состоятельный, серьезный человек. Сейчас все намного проще – денег никаких не надо вносить, лицензии выдают национальные федерации.

– Ваша первая сделка – это.
– Калитвинцев – из «Динамо» в турецкий «Трабзонспор». Это первая официальная. А так – я помогал Сергею Алейникову трудоустроиться в «Ювентусе», до сих пор считаю этот переход своей самой успешной сделкой. Я тогда был тренером сборной Венгрии и общался с Дино Дзоффом, когда он возглавлял «Ювентус». Дзофф жаловался на Заварова, мол, классный футболист, но не получается найти общий язык, соответственно, игра не клеится. Я ему и посоветовал попытаться взять еще одного футболиста из сборной СССР – это же была блестящая команда 1988 года, когда наша сборная в полуфинале чемпионата Европы обыграла итальянцев.

– Сколько у вас клиентов сейчас?
– 15, и это уже многовато. За десять лет я уже «насытился». У меня нет визитки – кто меня не знает, пусть и не знает дальше. Некоторые мои коллеги умудряются тянуть дела 200-300 клиентов – но это уже агентство с помощниками, несколькими офисами в разных странах, на разных континентах.

– В агенты идут ради денег?
– Да, 90% агентов – это нефутбольные люди, они просто увидели сумасшедшие деньги, которые пришли в футбол в последние десятилетия – это простые юристы, бизнесмены. Поэтому и очень много негатива в моей профессии. Тот же Джонатан Барнетт, который участвовал в трансфере Реброва в «Тоттенхэм». Недавно он устроил встречу Жозе Моуриньо с игроком «Арсенала» Эшли Коулом в обход его клуба – это противоречит всем правилам. Барнетта оштрафовали на 100 тысяч фунтов и забрали лицензию на год.

У меня как-то брали комментарий российские журналисты – мол, что вы думаете о высказывании Бобби Робсона: «Агенты – это паразиты футбола»? Я ответил: «Полностью с ним согласен». Но попросил спросить у Бобби лично обо мне. Тот своего мнения не изменил, но обо мне отозвался хорошо.

– Наши игроки, в силу своей ментальности, до сих пор опасаются агентов?
– Да, в Восточной Европе – агент считается чем-то страшным. Игроки думают: «Он меня в рабство продаст», не понимают, что агент помогает им жить, а не просто переходить из клуба в клуб. Где купить дом, в какую школу отдать ребенка, любой бытовой вопрос – это все советует агент, оставляя игроку лишь одно задание – играть в футбол. Недавно одно авторитетное футбольное издание провело опрос среди топ-игроков мира: кто самый важный человек в вашей карьере? И агент «выиграл» среди вариантов – жена, президент, тренер, первый тренер и так далее. Игрок может поменять клуб, развестись с женой, но, как правило, всегда остается с одним агентом. Так что агент – это человек, которому игрок доверяет больше всех. Поэтому у меня никогда не было контрактов с футболистами, все на доверии.

– Вы протолкнули в Европу Калитвинцева, Лужного, Реброва. А почему нынешнее поколение не может трудоустроиться в известных клубах?
– Когда «Динамо» доходит до полуфинала Лиги чемпионов, любого игрока можно устроить в любой клуб. А сейчас – сами понимаете.

Предложения если и бывают, то «Динамо» просто невыгодно продавать (того же Милевского) за $5-6 млн, ведь клуб сам тратит на других игроков столько же. Да и зарплаты в Украине сейчас такие пошли, что отсюда не хотят уезжать, наоборот – приезжают ради денег. Получать здесь полмиллиона – значит, например, в Германии – играть на миллион, ведь там половина зарплаты уходит на налоги.

Да и кого продавать? В «Динамо» сейчас 20 иностранцев, хотя лучший игрок, считаю – Сергей Ребров. Надо ужесточить лимит – не три, а шесть-семь украинцев должно быть на поле.

– Наши футболисты порой ведут себя слишком пренебрежительно по отношению к журналистам, болельщикам, а ведь это мешает им «продавать себя».
– Да, есть такое. В Европе футболист, чем он больше звезда, тем скромнее себя ведет.

– Даже, например, Бекхэм?
– Даже он, если вдруг застать его в быту. Просто вокруг него работает огромная машина – только агентов у Дэвида 8: один за кремы отвечает, другой – за прически, третий за парфюмерию, четвертый советует, что говорить, когда и какой скандал сделать, остальные – еще за что-то отвечают.

– Нашим игрокам не хватает агентов, чтобы научили их себя вести, да и проталкивать их в Европу?
– Да, чем больше будет агентов в Украине, тем лучше. Но они не могут выходить на первые роли в трудоустройстве игроков. Я однажды привез 17-летнего мальчика на просмотр в «Арсенал». Он десять дней тренировался там, Арсен Венгер лично его просматривал. Парень произвел хорошее впечатление, но. недостаточное. И Арсен не возьмет его, хотя мы с ним друзья, и пусть я даже суперагент.

Читать еще:  Футболист кот дивуар 4 буквы. Награды и достижения. Сборная Кот д’Ивуара на чемпионатах мира

Хотя я иногда помогаю клубам, в частности «Динамо». Когда брали Родольфо, понадобилось объективное мнение об этом футболисте, ведь агент Родольфо, конечно, скажет, что игрок тот – гениальный. Я же звонил тренеру сборной Бразилии – Карлосу Перрейре, он поговорил с другими людьми, рассказал, что знает об этом защитнике. Такого порой не могут сделать селекционеры.

– Но так агент может участвовать в «откатах». Как действует эта схема?
– Тренеру нужен игрок. Есть 5 кандидатур примерно одного уровня и за те же деньги. Вот наставник и говорит агенту, мол, я возьму твоего игрока, но половину из полученных тобой денег ты отдашь мне. Бывает, что и клуб «отмывает». Однажды устраивал венгерского вратаря, клуб просил за него $200 тысяч. Покупатели же предложили миллион, но с условием, что им потом вернут половину (таким образом, покупающий клуб получил полмиллиона драгоценной «налички». – Авт.).

– А честным путем сколько зарабатывает агент? Есть же определенная «такса», которую чаще всего он получает за трансфер?
– Да, это 10% от суммы сделки. Но бывают разные случаи – ведь агент может представлять интересы игрока или покупающего клуба, или же клуба, который продает. Не может представлять две стороны одновременно. Получается, иногда и 1% – это много, а бывает, и 50% – мало.

А я зарабатываю просто – говорю игроку в конце года: «Оцени мой труд, вот мой банковский счет». Живу хорошо, хотя много чего не могу себе позволить. Например, дом на юге Франции – я его 3 года снимал, но купить не смог. У многих же агентов там есть свои и виллы, и яхты, и все остальное..

– А кого считаете лучшим агентом?
– Мой кумир – Эмиль Остерехер, венгр, который устроил Пушкаша в «Реал», когда у Ференца было 20 килограммов лишнего веса и ему был 31 год – тогда это считалось как сейчас 35. Но никто не пожалел потом об этой сделке.

– Вам уже 51. Сколько еще планируете этим заниматься?
– Пока жить буду (смеется). Это мое.

Спортивный агент Шандор Варга: «Знаю игроков, которые стесняются своего достатка»


О том, как Алишер Усманов покупал «Арсенал», об откатах по-голландски, аномальных трансферах и о том, что общего между Олимпиадой-80 и чемпионатом мира-2018

Шандор Варга, владелец агентства Sela Sports International Company, в мировой футбольной среде весьма известная личность. За долгие годы работы он заслужил уважение тренеров и признание коллег, многие из которых де-факто определяют его в неформальный список топ-агентов нашего времени. В отличие от большинства посредников, работающих в определенных территориальных границах, Варга заключает сделки по всему миру.

В списке его добрых приятелей — известные игроки, тренеры, менеджеры и даже арабские шейхи. Именно Варга помог российскому олигарху Алишеру Усманову с покупкой акций лондонского «Арсенала». Обширная география трудовой деятельности, похоже, сделала из него космополита. По крайней мере уроженец Закарпатья венгерского происхождения, получивший первое образование в Московском институте физкультуры, с какой-то отдельной страной себя не ассоциирует. Разве что Советский Союз он, кажется, готов признать своей родиной. В интервью «Новой» Шандор Варга рассказал, что сегодняшней России следует перенять у СССР при подготовке к чемпионату мира 2018 года, а также оценил уровень отечественных футбольных менеджеров и агентов.

— Победа российской заявки за право проведения чемпионата мира-2018 поделила страну на два лагеря: одни счастливы стать хозяевами турнира такого масштаба, другие видят в этом очередной проект по освоению государственных денег. Как выглядит мотивация России глазами западного человека?

— Подготовка к чемпионату мира — дело тяжелое. Убедился в этом на своем примере, потому как работал в оргкомитете Олимпиады-80. Сценарий, кстати, у этих турниров на удивление схож — в обоих случаях решение принимала партия власти, и в обоих случаях некоторые западные страны выражали возмущение выбором страны-хозяйки. Надеюсь, что схожими будут этапы подготовки к турниру, а также итоговый результат. Хотя на некоторые моменты я уже смотрю с долей скепсиса…

Меня, например, немного удивило решение президента Российского футбольного союза Сергея Фурсенко открыть интернациональную академию тренеров, чтобы обучать отечественных специалистов западным методикам. Зачем нужно заимствовать западные наработки, если в Европе все тренеры учатся по советским учебникам? Я половину своей жизни провел в разных частях света — от Великобритании до Саудовской Аравии — и понял, что у СССР была лучшая теоретическая база. Рассуждения насчет архаичности советского образования — полная ерунда. Я вхожу в тренерский комитет ФИФА и прекрасно знаю, как сегодня учат молодых тренеров. А мой товарищ, технический директор УЕФА Энди Роксбург, и вовсе ставит начинающим специалистам в пример старую советскую тренерскую школу. Именно поэтому я не понимаю, почему Сергей Фурсенко не использует пока что сохранившийся советский методический и человеческий ресурс?

Кстати, и связывать проведение мундиаля исключительно с расходованием денег ни к чему: все-таки такое соревнование, как чемпионат мира, всегда приносит хорошую выручку. Все страны потому и хотят провести его на своей территории.

— В том, что российские финансово-промышленные группы видят в чемпионате мира выгоду, вряд ли кто-то сомневается…

— Понимаю, о чем вы. Но главное — это развитие отрасли. Если футбол в России станет самостоятельной сильной отраслью, значит, бюджетные деньги не пропадут даром. В конце концов, если Россия построит лучшие в мире стадионы, на которых будут выступать лучшие в мире спортсмены, то разве игра не стоит свеч?

— В Европе по-прежнему возмущены победой российской заявки? На днях глава Азиатской футбольной конфедерации Мухамед Бин-Хаммам на пресс-конференции оценил результаты работы ФИФА под руководством Зеппа Блаттера: «В ФИФА сейчас наблюдается злоупотребление должностями. Такое впечатление, что некоторые хотят прежде всего заработать». Обвинение в чрезмерном желании заработать на фоне победы российской заявки выглядит подозрительно, не находите?

— Возмущена только Англия. Но, думаю, вскоре все недовольства сойдут на нет. Я неплохо знаком с Блаттером и знаю, что развитие футбола всегда стояло для него на первом месте. Он ведь и сформировал философию ФИФА: футбол без границ. И победа российской заявки вполне соответствует заданной парадигме. А по поводу денег… Мне ничего не известно, но Блаттер к своим 74 годам, по-моему, успел заработать достаточно.

— Какова ваша оценка динамики развития российского футбола?

— Она положительная. Чемпионат России развивается, клубы добиваются успехов на европейской арене. Но соизмеримы ли траты на футбол в России с отдачей — большой вопрос. Когда ты видишь на каждом домашнем матче «Манчестер Юнайтед» переполненный 75-тысячный стадион, где каждый болельщик готов заплатить в среднем за один билет 100—150 долларов, то понимаешь, почему инвестируются сотни миллионов долларов. Когда же ты узнаешь о бюджетах некоторых российских команд и не видишь никакого спроса на их футбол, то задаешься вопросом: для чего?

— Быть может, для того же, для чего будет проведен и чемпионат мира?

— Если дело только в стройке, то сделать из российского футбола качественный продукт не удастся. По-моему, в России утеряно понятие, которое всегда было присуще Советскому Союзу и являлось главным двигателем его прогресса, — человеческий ресурс. В Англии, прежде чем появилась премьер-лига в ее нынешнем виде, было вложено очень многое в этот Human Resource (человеческий ресурс.А. С.), что позволило воспитать хороших менеджеров. В России же мне известно только одно учреждение, которое занимается подготовкой будущих управленцев, — Государственный институт управления, факультет менеджмента в игровых видах спорта, где я выступал в качестве лектора.

Читать еще:  Полные правила футбола. Футбол. Основные понятия и правила игры

— Боюсь, выпускникам этой кафедры пока придется постоять в стороне: сегодня должности руководителей в федерации и клубах отдаются ставленникам большого бизнеса и друзьям губернаторов.

— Хорошее замечание. Изменить ситуацию можно только одним способом: если высшее руководство поймет, что для развития клубного футбола придется пересмотреть кадровую политику. Субъектом футбола должен быть зритель, а главной задачей менеджера — заполнение трибун. Именно на основании этих принципов должна выстраиваться и бюджетная политика клуба.

— Сегодня бюджеты формируются на основании «социальной ответственности» бизнеса — спонсоры в клубы не приходят, а назначаются сверху. Встречались с чем-нибудь подобным за рубежом?

— Нет. Экономически такие «назначения», безусловно, необоснованны — никакой выгоды они не принесут. Хотя тот факт, что определенные люди тратят деньги на футбол, уже вызывает уважение. Но хотелось бы, чтобы деньги шли на воспитание молодежи. Вы говорите о социальной ответственности бизнеса, но забываете про социальную ответственность игроков. На днях мы с друзьями из УЕФА проводили благотворительную акцию для тяжело больных детей в Будапеште, куда Энди Роксбург привез половину сборной Испании. Так вот ребята, ставшие в прошлом году чемпионами мира, отнеслись к визиту в Венгрию как к своему долгу. Потому что они понимают: хирург, который каждый день спасает человеческие жизни, получает в тысячу раз меньше, чем они, бьющие по мячу. Игроки, прошедшие хорошую школу, знают, что их астрономические контракты — ненормальное явление. Более того, я знаю некоторых звезд, которые стесняются своего высокого финансового и социального положения.

— Вы помогали известному предпринимателю Алишеру Усманову купить 15-процентный пакет акций лондонского «Арсенала» у бывшего менеджера команды Дэвида Дина. Правда, что олигарх намерен увеличить свою долю в клубе?

— Он хотел сделать это с первого дня пребывания в «Арсенале». Хотя собрание акционеров клуба вряд ли обрадуется усилению позиций Усманова. Пока что влиять на ключевые решения Усманов с его текущим имущественным портфелем не может, потому ему и нужны акции. Некоторое время назад он вел переговоры с леди Ниной Брэйсуэлл-Смит, которая выставила свой пакет (16 процентов) фактически на неофициальные торги, — теперь она ждет выгодной оферты.

— В бизнес-среде в намерениях Усманова добиться контроля над «Арсеналом» видят желание повторить путь Абрамовича, получившего мировую известность после приобретения «Челси». Ваше мнение?

— Я не склонен полагать, что Усманов собирается последовать по чьему-то пути. Скорее в нем играет его стремление быть первым. По своей природе Усманов ни за что не согласится на место второго. А к «Арсеналу» он долго тяготел — недаром же постоянно приезжал на матчи команды еще на старом «Хайбери», где у него были выкуплены две VIP-ложи. Меня же он поразил своими энциклопедическими знаниями в области истории футбола, когда по памяти стал перечислять составы сборных СССР и Венгрии 1966 года. Он действительно любит футбол.

— Правда, что именно Алишер Усманов ссудил раменскому «Сатурну» через дочернюю компанию Московской области МОИТК 800,7 млн рублей, которые клуб так и не выплатил?

— Без комментариев. Скажу лишь, что сам Усманов, занимавший в то время пост главы попечительского совета «Сатурна», однажды признался мне, что недоволен некоторыми решениями менеджеров клуба.

— Как известно, в российском футболе распространена практика плотной работы агентов и распорядителей трансферных бюджетов клуба, что позволяет заинтересованным сторонам лихо опустошать клубную казну. Вам когда-нибудь предлагали поучаствовать в таких предприятиях?

— Я в России провел немного сделок, поэтому избежал подобного. Но элементы сговора существуют не только в вашем футболе — я встречал это явление и в Турции, и в Голландии… В Нидерланды, помню, я привез одного венгерского игрока для подписания контракта с клубом. Когда цена и личные условия договора были уже оговорены, руководство голландцев вдруг решило заплатить его предыдущей команде втрое больше. Я опешил: какая выгода переплачивать за игрока? Оказывается, президенты венгерского и голландского клубов просто договорились между собой. Вот такой упрощенный распил денег на довольно высоком уровне. Коррупцию в футболе искоренить полностью невозможно: всегда найдутся люди, которыми будет двигать жажда большой наживы. Случаи коррупции встречаются везде. Вот только в одних странах с этим борются, а в других — создают лишь видимость борьбы.

— Какие комиссионные вы берете со своих клиентов?

— От 1 до 10 процентов — это рекомендации ФИФА. Но контракты, честно говоря, мы с моими клиентами не заключаем — наша работа строится на взаимном доверии и уважении. И слава богу, что в 99 случаях из 100 мои клиенты меня не подводили.

— Некоторые агенты в России за организацию трансфера получают комиссионные, сумма которых больше номинальной цены футболиста. Как к этому относиться?

— В принципе увеличение комиссионных агенту по желанию игрока — нормальное явление. Хотя многое зависит от культуры. В Европе, если вы дадите чаевые официантке или водителю такси, вам мило улыбнутся, а в Японии привлекут к административной ответственности. В футболе то же самое. Я, правда, был бы не против, если бы мне за мою работу платили больше денег. Поэтому в разговоре с игроком частенько люблю пошутить: «Чем больше ты мне платишь, тем лучше я выполнил свою работу» — раз игрок готов, к примеру, платить мне 100 тысяч евро, значит, я сделал ему миллионный контракт. Но комиссионные, превышающие стоимость трансфера футболиста, — это аномалия.

Шандор Варга: Как стать «паразитом футбола»

Вчера в Европе закрылось трансферное окно – благодатнейший период для агентов, ну и футболистов с клубами: переходы игроков сулят выгоду каждому. Но какая в них роль агента — мало кто знает. Хотя людей этой профессии, которых в реестре ФИФА больше трех тысяч, называют и «агент 001», дескать, ближе человека у футболистов нет. Недавно Шандор Варга отметил 10-летие карьеры «самого близкого человека». И получается у него неплохо – 8 игроков сборной Украины, которая выступала недавно на ЧМ – его клиенты. Работал он и с легендарным Христо Стоичковым, и с нынешним тренером сборной Италии Роберто Донадони. Среди его друзей – лучшие тренеры мира. Наверное, оно того стоит – агенты уровня Варги зарабатывают в несколько раз лучше, чем большинство футболистов в украинском чемпионате.

– Для того чтобы стать агентом, надо быть футболистом?
– Не обязательно. У меня было три попытки добиться чего-то в футболе: сначала хотел стать лучшим футболистом, потом, когда даже до профессионального уровня не получилось дойти, хотел стать лучшим тренером в мире. Это тоже не вышло, и вот теперь хочу стать хорошим агентом (смеется).

– То есть стать агентом по силам любому?
– Шанс есть у каждого. Но это довольно-таки тяжело. Я знаю десятки людей, которые вкладывали деньги в это дело и потом обанкротились.

– Как это?
– Я, например, за полгода работы над трудоустройством Олега Лужного в «Арсенал» столько летал, жил в гостиницах по 300 фунтов в день, устраивал ужины, говорил по телефону, что потратил около $50 тысяч. А если бы контракт не подписали.

– А как с образованием? На агента же не учились?
– Нет. Родился на Закарпатье, учиться поехал во Львовский инфиз на футбольного тренера. Но меня исключили оттуда. Уехал в Москву, где окончил Институт физкультуры. С тех пор до 1984 года работал в управлении футбола СССР. Потом поселился в Венгрии – работал в национальной Федерации, был помощником тренера в сборной и преподавал на кафедре футбола в местном институте. И вот мне как-то предложили помогать тренировать аравийский клуб «Аль-Иттихад». Я согласился, но только лет через 5 понял, что все-таки это не мое.

Читать еще:  Перечень конкурсов на день здоровья в школе. Сценарий дня здоровья в средней школе. в филиале д. Преображеновка

– И подались в агенты.
– Да, в 96-м году я получил лицензию ФИФА. Надо было сдать устный экзамен – юрисдикция, контрактные отношения и так далее. В то время надо было еще и $200 тысяч заплатить – то есть положить на счет, показать, что ты не потенциальный мошенник, а состоятельный, серьезный человек. Сейчас все намного проще – денег никаких не надо вносить, лицензии выдают национальные федерации.

– Ваша первая сделка – это.
– Калитвинцев – из «Динамо» в турецкий «Трабзонспор». Это первая официальная. А так – я помогал Сергею Алейникову трудоустроиться в «Ювентусе», до сих пор считаю этот переход своей самой успешной сделкой. Я тогда был тренером сборной Венгрии и общался с Дино Дзоффом, когда он возглавлял «Ювентус». Дзофф жаловался на Заварова, мол, классный футболист, но не получается найти общий язык, соответственно, игра не клеится. Я ему и посоветовал попытаться взять еще одного футболиста из сборной СССР – это же была блестящая команда 1988 года, когда наша сборная в полуфинале чемпионата Европы обыграла итальянцев.

– Сколько у вас клиентов сейчас?
– 15, и это уже многовато. За десять лет я уже «насытился». У меня нет визитки – кто меня не знает, пусть и не знает дальше. Некоторые мои коллеги умудряются тянуть дела 200-300 клиентов – но это уже агентство с помощниками, несколькими офисами в разных странах, на разных континентах.

– В агенты идут ради денег?
– Да, 90% агентов – это нефутбольные люди, они просто увидели сумасшедшие деньги, которые пришли в футбол в последние десятилетия – это простые юристы, бизнесмены. Поэтому и очень много негатива в моей профессии. Тот же Джонатан Барнетт, который участвовал в трансфере Реброва в «Тоттенхэм». Недавно он устроил встречу Жозе Моуриньо с игроком «Арсенала» Эшли Коулом в обход его клуба – это противоречит всем правилам. Барнетта оштрафовали на 100 тысяч фунтов и забрали лицензию на год.

У меня как-то брали комментарий российские журналисты – мол, что вы думаете о высказывании Бобби Робсона: «Агенты – это паразиты футбола»? Я ответил: «Полностью с ним согласен». Но попросил спросить у Бобби лично обо мне. Тот своего мнения не изменил, но обо мне отозвался хорошо.

– Наши игроки, в силу своей ментальности, до сих пор опасаются агентов?
– Да, в Восточной Европе – агент считается чем-то страшным. Игроки думают: «Он меня в рабство продаст», не понимают, что агент помогает им жить, а не просто переходить из клуба в клуб. Где купить дом, в какую школу отдать ребенка, любой бытовой вопрос – это все советует агент, оставляя игроку лишь одно задание – играть в футбол. Недавно одно авторитетное футбольное издание провело опрос среди топ-игроков мира: кто самый важный человек в вашей карьере? И агент «выиграл» среди вариантов – жена, президент, тренер, первый тренер и так далее. Игрок может поменять клуб, развестись с женой, но, как правило, всегда остается с одним агентом. Так что агент – это человек, которому игрок доверяет больше всех. Поэтому у меня никогда не было контрактов с футболистами, все на доверии.

– Вы протолкнули в Европу Калитвинцева, Лужного, Реброва. А почему нынешнее поколение не может трудоустроиться в известных клубах?
– Когда «Динамо» доходит до полуфинала Лиги чемпионов, любого игрока можно устроить в любой клуб. А сейчас – сами понимаете.

Предложения если и бывают, то «Динамо» просто невыгодно продавать (того же Милевского) за $5-6 млн, ведь клуб сам тратит на других игроков столько же. Да и зарплаты в Украине сейчас такие пошли, что отсюда не хотят уезжать, наоборот – приезжают ради денег. Получать здесь полмиллиона – значит, например, в Германии – играть на миллион, ведь там половина зарплаты уходит на налоги.

Да и кого продавать? В «Динамо» сейчас 20 иностранцев, хотя лучший игрок, считаю – Сергей Ребров. Надо ужесточить лимит – не три, а шесть-семь украинцев должно быть на поле.

– Наши футболисты порой ведут себя слишком пренебрежительно по отношению к журналистам, болельщикам, а ведь это мешает им «продавать себя».
– Да, есть такое. В Европе футболист, чем он больше звезда, тем скромнее себя ведет.

– Даже, например, Бекхэм?
– Даже он, если вдруг застать его в быту. Просто вокруг него работает огромная машина – только агентов у Дэвида 8: один за кремы отвечает, другой – за прически, третий за парфюмерию, четвертый советует, что говорить, когда и какой скандал сделать, остальные – еще за что-то отвечают.

– Нашим игрокам не хватает агентов, чтобы научили их себя вести, да и проталкивать их в Европу?
– Да, чем больше будет агентов в Украине, тем лучше. Но они не могут выходить на первые роли в трудоустройстве игроков. Я однажды привез 17-летнего мальчика на просмотр в «Арсенал». Он десять дней тренировался там, Арсен Венгер лично его просматривал. Парень произвел хорошее впечатление, но. недостаточное. И Арсен не возьмет его, хотя мы с ним друзья, и пусть я даже суперагент.

Хотя я иногда помогаю клубам, в частности «Динамо». Когда брали Родольфо, понадобилось объективное мнение об этом футболисте, ведь агент Родольфо, конечно, скажет, что игрок тот – гениальный. Я же звонил тренеру сборной Бразилии – Карлосу Перрейре, он поговорил с другими людьми, рассказал, что знает об этом защитнике. Такого порой не могут сделать селекционеры.

– Но так агент может участвовать в «откатах». Как действует эта схема?
– Тренеру нужен игрок. Есть 5 кандидатур примерно одного уровня и за те же деньги. Вот наставник и говорит агенту, мол, я возьму твоего игрока, но половину из полученных тобой денег ты отдашь мне. Бывает, что и клуб «отмывает». Однажды устраивал венгерского вратаря, клуб просил за него $200 тысяч. Покупатели же предложили миллион, но с условием, что им потом вернут половину (таким образом, покупающий клуб получил полмиллиона драгоценной «налички». – Авт.).

– А честным путем сколько зарабатывает агент? Есть же определенная «такса», которую чаще всего он получает за трансфер?
– Да, это 10% от суммы сделки. Но бывают разные случаи – ведь агент может представлять интересы игрока или покупающего клуба, или же клуба, который продает. Не может представлять две стороны одновременно. Получается, иногда и 1% – это много, а бывает, и 50% – мало.

А я зарабатываю просто – говорю игроку в конце года: «Оцени мой труд, вот мой банковский счет». Живу хорошо, хотя много чего не могу себе позволить. Например, дом на юге Франции – я его 3 года снимал, но купить не смог. У многих же агентов там есть свои и виллы, и яхты, и все остальное..

– А кого считаете лучшим агентом?
– Мой кумир – Эмиль Остерехер, венгр, который устроил Пушкаша в «Реал», когда у Ференца было 20 килограммов лишнего веса и ему был 31 год – тогда это считалось как сейчас 35. Но никто не пожалел потом об этой сделке.

– Вам уже 51. Сколько еще планируете этим заниматься?
– Пока жить буду (смеется). Это мое.

Источники:

http://terrikon.com/posts/3519
http://oppps.ru/%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B0%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D1%82-%D1%88%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D1%80-%D0%B2%D0%B0%D1%80%D0%B3%D0%B0-%C2%AB%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%8E-%D0%B8.html
http://terrikon.com/posts/3519

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector