0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Начало широкого использования конного войска в ассирии. Что такое кавалерийский полк? История кавалерии России. г. Сталинград — забытый подвиг кавалерии

Великая Отечественная — последняя война кавалерии

Конница была эффективным участником боев с фашистами

26 апреля 1945 года бойцы 7-го гвардейского кавалерийского корпуса начали штурм города Бранденбург, в 40 километрах к западу от столицы Германии. Тем самым именно кавалеристы в ходе финального наступления Великой Отечественной войны замкнули окружение вокруг Берлина

Всего же в Берлинской операции участвовало 12 конных дивизий, почти 100 тысяч кавалеристов. Вопреки распространённым мифам, конница оказалась полноценным и эффективным участником той войны от первого до последнего её дня.

Красная конница и советское казачество

Опять же вопреки распространённым домыслам о «кавалерийском лобби» Будённого, советское руководство перед войной, развивая бронетанковые части, усиленно сокращало именно «красную конницу». Численность советской кавалерии с 1937 по 1941 год сократили в два раза.

Но война на бескрайнем бездорожье Восточной Европы сразу заставила пересмотреть довоенные взгляды на скромную роль конницы. Уже 15 июля 1941 года маршал Жуков, обобщая опыт первых трёх недель войны, писал в директивном письме Ставки Верховного командования: «Нашей армией несколько недооценивается значение кавалерии. При нынешнем положении на фронтах, когда тыл противника растянулся на несколько сот километров в лесных местностях, рейды красных кавалеристов могут сыграть решающую роль в деле дезорганизации управления и снабжения немецких войск…»

Летом 1941 года, в оборонительном сражении под Смоленском, рейды пяти кавалерийских дивизий в немецкий тыл оказали существенную помощь советским войскам. В ходе первого советского контрнаступления под Ельней, именно рейдовые действия советской конницы задержали подход германских резервов и тем самым обеспечили успех.

В ноябре-декабре 1941 года во время наступления под Москвой почти четверть советских дивизий были кавалерийскими. Два кавалерийских корпуса, именно в эти дни ставших гвардейскими, сыграли стратегическую роль в советском контрнаступлении. Конники, стремительно продвигаясь по заснеженным лесам Подмосковья, громили вражеские тылы и резервы.

Боевой опыт Великой Отечественной войны заставил резко увеличить численность конницы — если 22 июня 1941 года в Красной армии насчитывалось 13 кавалерийских дивизий и 116 тысяч конных бойцов, то к весне 1943 года кавдивизий было уже 26, в них воевали почти четверть миллиона кавалеристов.

Советские конные части успешно участвовали во всех больших наступлениях 1942-44 годов. Часть кавалеристов составляли бойцы с Дона и Кубани — самое настоящее советское казачество. Два гвардейских кавалерийских корпуса в годы Великой Отечественной войны официально именовались «казачьими». В 1945 году 5-й гвардейский Донской казачий корпус с боями дошел до Вены, а 4-й гвардейский Кубанский казачий корпус освобождал Прагу.

Война лошадей

Лошади участвовали в Великой Отечественной войне не только в кавалерии — к 22 июня 1941 года численность лошадей в РККА составляла 526,4 тысячи, но уже к 1 сентября в армии было 1,324 тысячи этих четвероногих копытных. Например, каждому пехотному полку полагалось 350 лошадей для перевозки артиллерии, снаряжения и полевых кухонь. Даже в пехоте на каждую советскую дивизию полагалось по штату 3039 лошадей.

Но в германском «вермахте» четвероногих военнослужащих было еще больше — по штату в их пехотной дивизии насчитывалось свыше 6000 лошадей. Хотя к моменту вторжения в нашу страну автомобилей в гитлеровских войсках было выше, чем во всём СССР, но они так же использовали и свыше одного миллиона лошадей, 88% которых находилось в пехотных дивизиях. Всего же за годы войны немцы эксплуатировали на «восточном фронте» более 3 миллионов лошадей.

Так Вторая мировая стала не только первой на свете войной моторов, но и последней великой войной кавалерии и лошадиных сил. Лошадь в буквальном смысле слова вытянула на себе ту войну, причем по обе стороны фронта.

В отличие от автомобилей лошади, как тягловая сила, имели тогда целый ряд преимуществ — лучше передвигались по бездорожью и условным дорогам, не зависели от поставок топлива (а это очень большая проблема в военных условиях), могли долгое время обходиться подножным кормом, да и сами иногда были еще каким кормом… Весной 1942 года все попавшие в окружение советские кавалерийские дивизии частично съели своих лошадей, но сумели вырваться из вражеских тисков.

Лошадь стала незаменимым средством войны и для партизан. Руководитель партизанского движения на Украине Сидор Артемьевич Ковпак писал об этом: «Пеший боец-партизан имел ограниченный радиус действия и этим был привязан к территории базы отряда. Посаженные на коня партизаны-бойцы за зиму 1942 г. превратились в грозную силу, способную наносить врагу мощные удары. Стремительный марш в 80-100 километров за зимнюю ночь, а на рассвете налет на вражеский гарнизон, живший до этого тихо и спокойно. В условиях партизанской борьбы никакой двигатель, никакая машина не могут заменить коня. Во-первых, машина требует горючего, а корм для коня можно найти повсюду. Во-вторых, самый совершенный глушитель не может заглушить звук мотора, а на коне, обмотав копыта мешковиной, мы проходили в 50-100 метрах от вражеских гарнизонов совершенно бесшумно. В-третьих, для машины нужны дороги, а мы в условиях полнейшего бездорожья в метель, стужу и туман, когда не летали даже самолеты, совершали марши по 50-60 км за ночь».

Многоопытный Семен Михайлович Будённый оказался вполне прав, когда говорил, что лошадь на войне себя еще покажет. Тогда, в 1940-е, на бездорожье Восточной Европы она сыграла свою безальтернативную роль — время массовых гусеничных вездеходов-амфибий пришло куда позже. Лошадь в годы войны заменила советским солдатам отсутствующие бронетранспортёры и автомобили-внедорожники.

Поэтому именно кавалерия оказалась незаменимым инструментом в прорывах и рейдах по тылам противника. Советские кавалеристы успешно участвовали во всех операциях, завершившихся окружением германских войск. В наступлениях обычно действовали так называемые «конно-механизированные группы», соединявшие ударную мощь танков и подвижность кавалерии. Вопреки мифам конники не скакали с шашками наголо против вражеских танков — скорее, это была «ездящая пехота», стрелки на лошадях, способные даже без дорог за сутки преодолевать до 100 километров.

Впрочем, история Великой Отечественной войны знает и несколько классических кавалерийских атак и боёв. Так утром 2 августа 1942 года казаки 13-й Кубанской кавалерийской дивизии, умело использовав высокую степную траву, в конном строю неожиданно и с успехом атаковали немецкую пехоту у станицы Кущевской.

Немецкое командование за время войны поняло, что недооценило конницу и уже в конце 1944 года был сформирован 1-й конный корпус «вермахта» из немецких и венгерских кавалерийских дивизий. Так же создали и две кавалерийские дивизии СС. Все они были разгромлены Красной армией в начале 1945 года в ходе боёв за Будапешт.

Под Будапештом произошёл и последний в истории войн классический кавалерийский бой — казаки из 5-го гвардейского Донского корпуса в конном строю атаковали конницу противника, зарубили шашками около 150 кавалеристов из СС и захватили более сотни оседланных лошадей.

Пахота на коровах

С 1942 по 1945 год в советской армии постоянно насчитывалось не менее 2 миллионов лошадей. Всего за время войны в армию было мобилизовано свыше 3 миллионов этих животных. Их так же, как и людей, ранили и убивали на войне. Они погибали от переутомления, голода и болезней. Свыше 2 миллионов лошадей вылечили от полученных в боях ран армейские ветеринарные лазареты.

Если уж статистика людских потерь имеет разночтения, то статистика лошадиных потерь тем более. Считается, что за 1941-45 годы в СССР в армии и на оккупированной территории из-за войны было утрачено до 8 миллионов лошадей. Из них 2 миллиона насильно забрали и угнали с собой оккупанты. В Харьковской, Ворошиловградской (ныне Луганской. — РП.), Запорожской и других областях Украинской ССР после изгнания захватчиков лошадей оставалось менее 10% от довоенной численности.

Читать еще:  Приколы комментаторов. Самые крылатые ляпы и оговорки спортивных комментаторов (8 фото)

В этих условиях главным источником лошадей для советской армии стала российская деревня. Несмотря на успехи предвоенной механизации, лошадь в те годы всё еще оставалась основой сельской жизни, поэтому массовая мобилизация «конского состава» страшным бременем легла на крестьянство.

Уже в первый год войны резко снизилась механизация сельского хозяйства. К 1942 году из колхозов в действующую армию ушло 70% тракторов и 80% грузовых автомобилей, но даже для остававшихся машин не хватало горючего. Большую часть сельских работ вновь пришлось выполнять исключительно на «лошадиной силе» — можно без преувеличения сказать, что в годы войны без лошади не только невозможно было вести боевые действия, но и нельзя было бы обеспечить армию и тыл хлебом. Между тем лошадей повсеместно не хватало — лучшие были мобилизованы в армию, а остальные из-за непосильной работы и скудного кормления болели и гибли.

Поэтому даже в тыловых районах СССР число рабочих лошадей в сельском хозяйстве к концу войны исчислялось мизерным количеством. Так летом 1944 года Усман Камалеевич Хисамутдинов, председатель колхоза имени Кирова Илекского района Чкаловской (ныне Оренбургской. — РП.) области, ставший впоследствии Героем Социалистического труда, сообщал областному начальству, что весной колхоз использовал для пахоты 204 быка, 13 верблюдов, 20 коров и 6 последних оставшихся лошадей. Таким образом, из 243 животных, задействованных в полевых работах, лошади составляли всего 2,5%, уступая в численности и коровам…

Неслучайно в СССР 1944 года даже выпускались плакаты, рассказывающие, как правильно запрягать и пахать на коровах.

Монгольский «ленд-лиз»

Ещё в первый год войны, из-за стремительного наступления противника, СССР потерял почти половину своего лошадиного поголовья — к июню 1941 года в нашей стране насчитывалось 17,5 млн лошадей, а к осени 1942 года на территории, не захваченной противником, их осталось всего 9 млн, включая жеребят, не способных работать.

Но что еще хуже в военных условиях — экстренно нарастить поголовье рабочих лошадей куда труднее, чем увеличить производство автомобилей. Ведь чтобы жеребенок стал способен хоть к какой-то работе, требуется время, которое никак не сократить никакими начальственными приказами, денежными вложениями или технологиями.

И вот с началом Великой Отечественной войны у СССР, помимо собственного сельского хозяйства, оказался единственный дополнительный источник лошадей — Монголия. Большевики когда-то в 1920-е годы по сути сами и создали эту «социалистическую» республику из глухой окраины бывшей Цинской империи. Помимо того, что Монгольская Народная Республика была советским плацдармом против японской Маньчжурии, она еще сыграла важнейшую роль в сохранении необходимой подвижности советской армии в годы Великой Отечественной войны.

Монголия страна кочевая и лошадей, по сути диких, вольно пасущихся в степях, там было больше, чем людей. Поставки лошадей из Монголии начались уже в 1941 году. А с марта 1942 года монгольские власти начали плановое «заготовление» лошадей для СССР. За четыре года войны Советскому Союзу было поставлено более 500 тысяч лошадей- «монголок» (именно так эту породу называли в годы войны. -РП.).

Не зря говорится: «Дорога ложка к обеду». В 1941-45 годах СССР нигде ни за какие деньги не смог бы достать полмиллиона лошадей. Кроме Монголии лошади в таком товарном количестве были только в Северной и Южной Америке — не говоря уж о цене (закупка такого количества в сжатые сроки взвинтила бы их очень сильно. -РП.), доставить по морям живой груз в воюющий СССР было бы куда сложнее, чем весь остальной «ленд-лиз».

Из Монголии же лошади поставлялись планово, по условной цене, в основном взаимозачетом за монгольские долги СССР. Таким образом окупились все политические, военные и экономические вложения Советского Союза в Монголию. А монголы обеспечили нам лошадиный «ленд-лиз» — крайне своевременный и безальтернативный, закрыв дыру в данном виде военной «техники».

При этом, полудикие, неприхотливые и выносливые монгольские лошади были куда лучше приспособлены для экстремальных условий «восточного фронта», чем их селекционированные европейские собратья. Не зря генерал Исса Александрович Плиев, провоевавший в конно-механизированных группах с 1941-го по 1945 годы, от Смоленска, через Сталинград до Будапешта и Маньчжурии, писал позднее: «Неприхотливая монгольская лошадка рядом с советским танком дошла до Берлина».

Фактически в 1943-45 годах каждая пятая лошадь на фронте была «монголкой». У нас очень любят рассуждать насколько и как повлиял на победу и ход боевых действий американский «ленд-лиз». Но при этом забывают его монгольский конный аналог.

Исторический финал кавалерии

К концу Великой Отечественной войны в советской армии сражалось 8 кавалерийских корпусов, из них 7 носили звание гвардейских. Каждый корпус помимо трёх дивизий конницы имел танковые, зенитные и артиллерийские части.

Сокращение советской кавалерии началось сразу после победы 9 мая — лошади требовались для восстановления разрушенного войной сельского хозяйства. Поэтому три кавдивизии расформировали еще летом 1945 года, а в следующем году все конные корпуса переформировали в механизированные или сократили в три раза до дивизий. К осени 1946 года из 26 имевшихся на конец войны кавдивизий осталось всего 5.

Только в эпоху ядерного оружия и повсеместной автомобилизации время кавалерии окончательно закончилось, лошадь, наконец, уступила место технике. За первое послевоенное десятилетие все оставшиеся кавалерийские дивизии постепенно переформировали в танковые или механизированные. Последние две конные дивизии Советской армии исчезли осенью 1954 года — 4-я гвардейская Кубанская казачья дивизия была ликвидирована, а 5-ю гвардейскую Донскую казачью дивизию переформировали в танковую.

Последней конной частью в истории русской армии стал 11-й отдельный кавалерийский полк Министерства обороны СССР, в основном использовавшийся для киносъемок исторических фильмов. В наше время эта единственное кавалерийское подразделение стало частью Президентского Кремлёвского полка.

Как в Сталинграде кавалерия изрубила три румынских полка

Командовал корпусом генерал-лейтенант Тимофей Тимофеевич Шапкин. В гражданскую войну подъесаул Шапкин воевал на стороне белых и, командуя казачьей сотней, участвовал в рейде Мамонтова по красным тылам.

После поражения Донской армии и завоевания большевиками области Войска Донского, в марте 1920 Шапкин с казаками своей сотни перешёл в Красную армию для участия в Советско-польской войне. За время этой войны он вырос от командира сотни до командира бригады и заслужил два ордена Красного Знамени.

Третий орден Красного знамени Шапкин получил за бои с басмачами. Шапкина, носившего закрученные усы, предки нынешних гастарбайтеров принимали за Будённого, и одно его появление в каком-нибудь кишлаке вызывало панику среди басмачей всей округи. За ликвидацию последней басмаческой банды и пленение организатора басмаческого движения Имбрагим-Бека Шапкин был награждён орденом Трудового Красного Знамени Таджикской ССР.

Белый офицер Шапкин в 1938 году был принят в ряды ВКП(б), а в 1940 году комкору Шапкину было присвоено звание генерал-лейтенанта.

4-й кавкорпус должен был участвовать в прорыве румынской обороны южнее Сталинграда.

Первоначально предполагалось, что коноводы, как обычно отведут лошадей в укрытие, а кавалеристы в пешем строю пойдут в атаку на румынские окопы. Однако артподготовка оказала на румын такое воздействие, что сразу по её окончании румыны вылезли из блиндажей и в панике побежали в тыл. Тогда-то и было решено преследовать бегущих румын в конном строю.

Читать еще:  Пилатес для мужчин упражнения. Вещи, которые вам понадобятся

Румын удалось не только догнать, но и обогнать. Две дивизии корпуса – 81-я и 61-я – охватили их справа и слева, и началась настоящая мясорубка – три румынских полка были порублены в полном составе. Потери корпуса были в сравнении с достигнутыми результатами мизерными: 81-я дивизия потеряла 10 человек убитыми и 13 ранеными, 61-я – 17 человек убитыми и 21 ранеными.

Не встречая сопротивления, кавалеристы взяли станцию Абганерово, где были захвачены крупные трофеи: более 100 орудий, склады с продовольствием, горючим и боеприпасами.

После освобождения станции Абганерово передовые части 4-го кавалерийского корпуса Шапкина стремительно развили наступление на крупный населенный пункт Котельниково и станцию с одноименным названием. Когда уже половина Котельниково была занята конницей, фельдмаршал Манштейн, боясь потери этого важного пункта, изыскал дополнительные силы и бросил их в контрнаступление.

Под натиском превосходящих моторизованных сил противника и без поддержки других частей кавалеристы Шапкина вынуждены были отступить. А 81-ая дивизия, шедшая в авангарде, оказалась в окружении. В этой сложной ситуации командир Шапкин самостоятельно принимает рискованное и ответственное решение: силами корпуса освободить свою окруженную дивизию, спасти людей. И это ему удалось.

С наступлением ночи загудела земля под тысячами копыт. Немцы никак не ожидали такой стремительной, мощной атаки. Они и опомниться не успели, как их кольцо окружения было смято и разорвано и дивизия, которую они собирались уничтожить или взять в плен, была выведена из окружения. Затем корпус Шапкина принял участие в освобождении Ростова и Новочеркасска. 22 марта 1943 года 57-летний генерал Шапкин умер от инсульта».

Что такое кавалерийский полк? История кавалерии России

Это был в прошлом основополагающий род войск, проходящий сквозь пешие войска, словно нож через масло. Любой кавалерийский полк был в силах атаковать вдесятеро превосходящие пешие силы противника, поскольку обладал манёвренностью, подвижностью и возможностью для стремительного и мощного удара. Конница не только могла вести бой в отрыве от остальных войск, она могла преодолевать большие расстояния в самое короткое время, появляясь в тылу и во флангах противника. Кавалерийский полк мог мгновенно развернуться и перегруппироваться в зависимости от обстановки, менять один вид действий на другой, то есть бойцы умели воевать и пешими, и конными. Задачи решались во всём многообразии боевой обстановки — и тактические, и оперативные, и стратегические.

Классификация кавалерии

Так же, как в русской пехоте, здесь существовало три группы. Лёгкая кавалерия (гусары и уланы, а с 1867 года к ним примкнули казаки) была предназначена для разведывательной и сторожевой службы. Линейная была представлена драгунами — первоначально они назывались драконами, когда пехоту только что посадили на коней. Впоследствии это стал именно тот кавалерийский полк, который может действовать и в пешем строю. Особую славу драгуны снискали при Петре Первом. Третья группа кавалерии — иррегулярная (в переводе — неправильная) и тяжёлая — состояла из казаков и калмыков, а также тяжеловооружённых кирасиров, которые были мастерами сомкнутых атак.

В других странах кавалерия подразделялась проще: на лёгкую, среднюю и тяжёлую, что зависело в первую очередь от массы лошади. Лёгкая — конные егеря, уланы, гусары (лошадь весила до пятисот килограммов), средняя — драгуны (до шестисот), тяжёлая — рыцари, рейтары, гренадёры, карабинеры, кирасиры ( лошадь в раннем средневековье весила более восьмисот килограммов). Казаки русской армии долго считались иррегулярной кавалерией, но постепенно вписались в структуру армии Российской империи, заняв место рядом с драгунами. Именно казачий кавалерийский полк стал главной угрозой противнику в войнах девятнадцатого века. Конные войска подразделялись на звенья согласно требованиям управления и поставленным задачам. Это стратегическая, тактическая, фронтовая и армейская конницы.

Киевская Русь

Киевская Русь знала два рода войск — пехоту и конницу, но именно с помощью последней выигрывались сражения, проводились работы инженерные и транспортные, прикрывались тылы, хотя основное место занимала, конечно же, пехота. Лошади использовались для того, чтобы доставить воинов в данную местность. Так происходило вплоть до одиннадцатого века. Далее пехота некоторое время на равных добывала победу со всадниками, затем конница начала доминировать. Возможно, именно тогда и появился первый кавалерийский полк. Постоянные неудачи в войне со степняками многому научили киевских князей, и скоро русские стали наездниками ничуть не худшими: дисциплинированные, организованные, сплочённые, храбрые.

Тогда и начались главные победы русского войска. Так, в 1242 году кавалерия сыграла огромную роль в разгроме Тевтонского ордена (Ледовое побоище). Затем была Куликовская битва, где засадный запасной кавалерийский полк Дмитрия Донского предрешил исход боя с войском орды. У татаро-монголов была ударная, лёгкая конница, превосходно организованная (тумэны, тысячи, сотни и десятки), прекрасно владеющая луком, а кроме того, копьём, саблей, топором и палицей. Тактика была отчасти персидская или парфянская — заход лёгкой кавалерии во фланги и тыл, затем точный и длительный обстрел из монгольских дальнобойных луков, а напоследок атака сокрушительной силы, которую проводила уже тяжёлая конница. Тактика проверенная и почти непобедимая. И тем не менее в пятнадцатом веке русская кавалерия уже сложилась настолько, что могла противостоять ей.

Огнестрел

Шестнадцатый век выдвинул на первый план лёгкую конницу, вооружённую огнестрельным оружием, за счёт этого изменились и способы ведения боевых действий, и способы применения её в бою. Ранее отдельный кавалерийский полк атаковал врага холодным оружием, теперь организовывалась стрельба шеренгами прямо с коня. Строй полка был достаточно глубоким, вплоть до пятнадцати и более шеренг, которые выдвигались поочерёдно из боевого порядка в первый ряд.

Именно тогда, в шестнадцатом веке, и появились драгуны и кирасиры. Кавалерия шведов семнадцатого века полностью состояла из них. На поле боя король Густав Адольф выстраивал конницу двумя линиями по четыре шеренги, что давало армии огромную мощную силу, в ударе способную не только решительно атаковать, но и гибко маневрировать. Именно оттуда появился состав армии из эскадронов и кавалерийских полков. В семнадцатом веке конница составляла более пятидесяти процентов армии во многих странах, а во Франции пехоты было в полтора раза меньше.

У нас

В России в эти века кавалерия уже подразделилась на тяжёлую, среднюю и лёгкую, но гораздо ранее, в пятнадцатом веке, была создана поместная мобилизация людей и лошадей, и её развитие сильно отличало подготовку русских конников и западно-европейских. Эта система комплектования пополняла русские войска весьма многочисленной дворянской кавалерией. Уже при Иване Грозном она стала ведущей в родах войск, численностью в восемьдесят тысяч человек, и в Ливонской войне участвовал не один казачий кавалерийский полк.

Состав русской конницы постепенно изменялся. При Петре Певом была создана регулярная армия, где кавалерия составляла боеле сорока тысяч драгунов — сорок полков. Именно тогда всадникам были переданы на вооружение пушки. Северная война научила кавалерию действовать самостоятельно, а в Полтавском сражении конница Меншикова очень изобретательно действовала и в пешем строю. Тогда же решающей исход сражения стала иррегулярная кавалерия, которая состояла из калмыков и казаков.

Устав

Петровские традиции были возрождены в 1755 году царицей Елизаветой: был разработан и внедрён Кавалерийский устав, намного улучшивший боевое использование конницы в бою. Уже в 1756 году русской армии принадлежали гвардейский кавалерийский полк, шесть кирасирских и шесть гренадёрских, восемнадцать штатных драгунских и два заштатных полка. В иррегулярной коннице были опять же калмыки и казаки.

Читать еще:  Уроки самбо для начинающих в домашних условиях. Что такое самбо? Особенности боевого искусства

Русская кавалерия была обучена не хуже, а во многих случаях и лучше любой европейской, что было подтверждено Семилетней войной. В восемнадцатом веке увеличилась численность лёгкой конницы, а в девятнадцатом, когда появились массовые армии, кавалерия подразделилась на войсковую и стратегическую. Последняя предназначалась для ведения боя как самостоятельно, так и вместе с другими родами войск, а войсковая входила от взвода до целого полка в пехотные соединения и нужна была для охраны, связи и разведки.

Девятнадцатый век

У Наполеона было четыре кавалерийских корпуса — сорок тысяч всадников. Русская армия имела шестьдесят пять конных полков, среди которых — пять гвардейских, восемь кирасирских, тридцать шесть драгунских, одиннадцать гусарских и пять уланских, то есть одиннадцать дивизий, пять корпусов плюс отдельные кавалерийские корпуса. Бой русские конники вели сугубо верхом, и в разгроме наполеоновской армии они сыграли самую значительную роль. Во второй половине века мощь артиллерийской огневой подготовки выросла многократно, а потому кавалерия несла огромные потери. Тогда и встала под вопрос необходимость её существования.

Гражданская война в США, однако, показала успешность этого рода войск. Естественно, если боевая подготовка соответствует и командиры грамотные. Рейды по тылам и коммуникациям были глубоки и весьма успешны, несмотря на то, что револьверы и карабины уже были не просто огнестрельные, но и нарезные. Холодным оружием американцы в то время практически не пользовались. В США до сих пор история армии пользуется огромным почтением. Так, 2 кавалерийский полк (драгунский, 2nd Cavalry Regiment) был создан в 1836-м и постепенно, не меняя названия, становился сначала стрелковым, затем мотопехотным. Теперь он располагается в Европе, входя в состав контингента войск США.

Первая мировая война

В двадцатом веке, даже в его начале, кавалерия составляла примерно десять процентов от численности армий, с её помощью решались задачи тактические и оперативные. Однако чем далее насыщались армии артиллерией, пулемётами и авиацией, кавалерийские её части несли потери всё более огромные, а потому становились практически неэффективными в бою. Например, непревзойдённое умение ведения боя продемонстрировало немецкое командование, осуществляя Свенцянский прорыв, когда было использовано шесть кавалерийских дивизий. Но это, пожалуй, и единственный положительный пример такого плана.

Русская кавалерия Первой мировой была многочисленна — тридцать шесть дивизий, двести тысяч прекрасно обученных конников, — но успехи даже в начале войны были весьма незначительны, а когда наступил позиционный период и манёвры закончились, боевые действия для этого рода войск практически прекратились. Все кавалеристы спешились и ушли в окопы. Изменившиеся условия войны в данном случае ничему русское командование не научили: игнорируя важнейшие направления, оно распылило кавалерию по всей длине фронта и использовало высококвалифицированных бойцов как снабженцев. Учения посвящались атакам сомкнутым строем в седле, а наступления в пешем порядке практически отработаны не были. После окончания войны армии западных стран были моторизированы и механизированы, конница постепенно ликвидирована либо уменьшена до минимума, как во Франции, Италии, Великобритании и других. Только в Польше осталось одиннадцать полных кавалерийских бригад.

«Мы — красная кавалерия. «

Формирование советской кавалерии началось вместе с созданием Красной армии, что в 1918 году было сделать достаточно трудно. Во-первых, все районы, поставлявшие русской армии и лошадей и всадников, были оккупированы иностранными интервентами и белогвардейцами. Опытных командиров не хватало. После окончания Первой мировой только три кавалерийских полка старой армии полностью вошли в состав советской. С оружием и снаряжением тоже было очень плохо. Поэтому как таковой первый кавалерийский полк из новых формирований появился далеко не сразу. Сначала были просто конные сотни, отряды, эскадроны.

Например, Б. Думенко создал в 1918 году небольшой партизанский отряд весной, а осенью это уже была Первая донская кавалерийская бригада, затем — на Царицынском фронте — сводная кавалерийская дивизия. В 1919 году против армии Деникина были задействованы только что созданные два конных корпуса. Красная кавалерия была мощнейшей ударной силой, не лишённой самостоятельности в оперативных задачах, но и во взаимодействии с другими соединениями прекрасно себя показала. В ноябре 1919 года создана Первая конная армия, в июле 1920-го — Вторая. Объединения и соединения Красной кавалерии побили всех: и Деникина, и Колчака, и Врангеля, и польскую армию.

Кавалерия навсегда

После окончания Гражданской войны конница долго оставалась многочисленной в войсках Красной армии. Разделение было на стратегическую (корпуса и дивизии) и войсковую (подразделения в составе стрелковых частей). Также с 20-х годов в Красной армии присутствовали и национальные части — традиционно казаки (несмотря на ограничения, отменённые в 1936 году), конники Северного Кавказа. Кстати, после постановления наркома обороны 1936 года кавалерийские части стали исключительно казачьими. Несмотря на противоположную информацию, которая с перестроечного времени бытует повсеместно, о том, что перед Великой Отечественной многочисленнее кавалерии войск у страны советов не было, необходимо восстановить объективную правду: документы говорят, что никакого «лобби Будёного» не было, и кавалерия к 1937 году уже сократилась более, чем в два раза, далее — к 1940-му она исчезала ещё стремительнее.

Однако бездорожье у нас повсюду, и оно не имеет края. Жуков неоднократно в первые недели войны отмечал, что конницу недооценили. И это впоследствии было исправлено. Летом и особенно зимой 1941 года кавалерийский полк ВОВ был просто необходим практически повсеместно. Под Смоленском летом рейды провели пять конных дивизий, помощь остальным нашим войскам была оказана не просто существенная, её просто невозможно было переоценить. А потом под Ельней, уже в контрнаступлении, именно конница задержала подход фашистских резервов, и именно поэтому успех был обеспечен. В декабре 1941 года уже четверть состава дивизий под Москвой были кавалерийскими. А в 1943 году почти двести пятьдесят тысяч конников воевали в двадцати шести дивизиях (в 1940-м их было всего 13, и все с меньшей численностью). Донской казачий корпус освободил Вену. Кубанский — Прагу.

11 отдельный кавалерийский полк

Без него не появились бы наши любимые фильмы. Это соединение точно также, как все другие, принадлежало к Вооружённым Силам страны, но использовалось для съёмок кино. 11 отдельный кавалерийский полк — 55605 номер войсковой части, сформированной в 1962 году. Инициатором стал режиссёр Сергей Бондарчук. Первый шедевр, без помощи этого полка не состоявшийся бы, знаменитейший и прекрасный фильм-эпопея «Война и мир». Именно в этом полку служили актёры Андрей Ростоцкий и Сергей Жигунов. Содержание «киношных» военных вплоть до 90-х годов оплачивал Мосфильм, затем он это продолжать, естественно, не смог.

В десять раз сократилось число всадников, их осталось чуть более четырёхсот, а лошадей менее полутора сотен. Содержать полк в этом составе согласились Министерство культуры и Министерство обороны РФ. Но всё-таки вопрос о полном расформировании стоял очень остро. Только обращение Никиты Михалкова к президенту помогло сохранить 11 кавалерийский полк. Это помогло ему снять фильм «Сибирский цирюльник». В 2002 году это уже был не Президентский кавалерийский полк, а почётный эскорт в составе Президентского полка. Необходимо помнить, что киношедевры рождались с его помощью! «Князь Игорь», «Белое солнце пустыни», «Ватерлоо», «О бедном гусаре. «, «Бег», «Битва за Москву», «Первая конная», «Багратион», «Чёрная стрела», «Пётр Великий».

Источники:

http://topwar.ru/74935-velikaya-otechestvennaya-poslednyaya-voyna-kavalerii.html
http://fishki.net/2042188-kak-v-stalingrade-kavalerija-izrubila-tri-rumynskih-polka.html
http://fb.ru/article/278116/chto-takoe-kavaleriyskiy-polk-istoriya-kavalerii-rossii

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector