2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Магомед абдусаламов последний бой что случилось. Состояние Абдусаламова продолжает улучшаться: Магомед начал разговаривать

Состояние Абдусаламова продолжает улучшаться: Магомед начал разговаривать

Состояние российского тяжеловеса Магомеда Абдусаламова, получившего тяжелую черепно-мозговую травму в бою против кубинца Майка Переса в ноябре прошлого года, продолжает улучшаться, сообщает allboxing.ru.

Как рассказала супруга боксера Баканай Абдусаламова, Магомед понимает буквально все, узнает родных и близких, пытается говорить. Магомед хорошо владеет левой рукой, постоянно делает упражнения — сжимает резиновый мячик, тянет эспандер, бросает и ловит мяч. Правая рука реагирует на раздражители, но двигаются только пальцы, а сама рука пока без движения. Такая же ситуация и с правой ногой. Зато левой рукой Магомед даже пробует писать, хотя дается это ему нелегко. Дело в том, что несмотря на то, что Магомед — левша, до травмы он писал правой рукой. Магомед любит обнимать детей и супругу, посылает им воздушные поцелуи.

Особое внимание Магомед уделяет младшей дочери: подзывает ее к себе, обнимает, трогает за щеку, не отпускает от себя. Магомед способен различать цвета, делать в уме арифметические действия. Глотательный рефлекс в последнее время тоже значительно улучшился. Пока врачи разрешают родным Магомеда давать ему только кусочки льда, зато сами медработники уже начали кормить его мороженным, йогуртом и фруктовым соком, причем Магомед сам способен держать в руке ложку и подносить ее ко рту. Когда глотательный рефлекс восстановится в должной мере, врачи полностью откажутся от кормления через трубку.

Медработники говорят, что прогресс глотательного рефлекса напрямую связан с прогрессом владения речевым аппаратом: когда улучшается глотание, улучшается и речь. На самом деле так оно и происходит, т.к. Магомед в последнее время начал произносить больше слов, и практически каждый день запас произносимых слов расширяется.

«Сегодня когда я уходила домой, я спросила Магомеда, что он хотел бы мне сказать, — рассказывает Баканай. — Он сказал мне «счастливо», а потом помолчал и добавил «едь аккуратно». Говорит он тихо, но я уже привыкла и очень хорошо его понимаю. В последнее время Магомед также чувствует когда ему нужно в туалет и дает об этом знать».

Напомним, 2 ноября 2013 года Магомед Абдусаламов, который на момент боя с Пересом занимал четвертую строчку рейтинга WBC, в ходе поединка получил переломы левой руки, носа, лицевой кости и черепно-мозговую травму, повлекшую за собой оттек мозга и тромб.

В ходе хирургической операции по извлечению тромба часть черепа боксера была удалена, чтобы уменьшить давление оттекшего мозга на черепную коробку, но к сожалению, к тому времени уже произошло множественное кровоизлияние в мозг, усугубившее и без того тяжелое состояние боксера.

После операции врачи ввели Магомеда в состояние медикаментозной комы и почти не давали ему шансов на выживание.

Магомед не мог самостоятельно дышать, был подключен к аппарату искусственного жизнеобеспечения и длительное время пребывал в коматозном состоянии.

После того, как врачам удалось «разбудить» Магомеда, его состояние начало медленно улучшаться. Периоды улучшения чередовались с периодами нахождения в кризисном состоянии, но после того, как прогресс стал очевидным, врачи перевели Магомеда в специализированный реабилитационный центр для больных с травмами мозга. После этого Магомед перенес операцию по реконструкции черепной коробки и еще несколько других операций. С тех пор общее состояние боксера неизменно улучшается.

«Деньги не вернут мне прежнего мужа». Семья Абдусаламовых получила $22 млн компенсации в суде США

Семья российского боксера Магомеда Абдусаламова выиграла суд в США и получит очень большую денежную компенсацию. Корреспондент «Матч ТВ» Вадим Тихомиров поговорил с Баканай Абдусаламовой, чтобы узнать, какими были для нее три года борьбы за справедливость и здоровье своего мужа.

2 ноября 2013 года в Нью-Йорке россиянин Магомед Абдусаламов впервые в карьере проиграл боксерский поединок: он уступил кубинцу Майку Пересу единогласным решением судей. После боя Абдусаламов почувствовал себя плохо, стал терять сознание и был доставлен в госпиталь на такси. Врачи определили кровоизлияние в мозг и ввели боксера в состояние искусственной комы. В декабре Абдусаламова вывели из комы – и для его семьи запустились два выматывающих процесса. Первый – реабилитационный, связанный с тем, что после комы боксер не мог двигаться и разговаривать. Второй – судебный, так как, по мнению близких Магомеда, он не получил своевременной медицинской помощи.

В ночь на 9 сентября 2017 года издание ESPN написало, что суд обязал штат Нью-Йорк заплатить семье боксера 22 миллиона долларов в качестве компенсации за полученные Магомедом Абдусаламовым травмы. В числе прочего указывалось, что это самая большая компенсация в истории США за телесные повреждения.

Читать еще:  Правильное питание для 12 летнего подростка. Повышение двигательной активности. Как правильно питаться, чтобы похудеть

– Все это действительно правда, но суд еще не закончен, мы продолжаем дело, будут еще разбирательства, – сказала Баканай Абдусаламова, жена Магомеда, в интервью «Матч ТВ» через несколько часов после появления новости.

– Но штат Нью-Йорк должен выплатить вашей семье 22 миллиона долларов, и это уже точно?

– Для вас деньги были вопросом принципа, желанием доказать, что кто-то виновен в том, что случилось с вашим мужем?

– Мне сложно сейчас сказать. Понимаете, когда суд начинался, я думала, что к последним судебным заседаниями Маго придет в себя. Думала, его состояние – это на полгода, может быть, на год. Но сейчас, когда понимаешь, что Маго еще не восстановился и для этого нужны большие деньги, и видишь, что ты одна, и все самое необходимое для твоей семьи нужно как-то оплачивать, понимаешь, что нуждаешься и в деньгах тоже.

– Я прекрасно понимаю, что вы не выиграли эти деньги в лотерею, но все-таки это огромное состояние, которое неожиданно стало вашим – как вы им распорядитесь?

– Мы должны оплатить работу адвокатов, у нас есть долги – около двух миллионов долларов. Плюс из той суммы, которую нам выплатят, десять миллионов будут выглядеть как вложение, которое нас будет обеспечивать ежемесячным доходом, которого должно хватать на содержание семьи и реабилитацию Магомеда. Я надеюсь, что эти деньги помогут создать лучшие условия для восстановления, мы сможем посмотреть, где и какие есть реабилитационные центры, нам проще будет передвигаться.

Как я и говорила, мы получили деньги, но какими бы они ни были, я не могу за них просто взять и вернуть того Маго, который был раньше.

– Что такое долг в два миллиона долларов?

– Это расходы, которые мы понесли по ходу реабилитации. Все процедуры здесь очень дорогие. Просто для примера – 15-минутный сеанс иглоукалывания стоит 150 долларов. Таких сеансов нужно несколько в неделю, и мы делаем их на протяжении трех лет. Специальная кровать для людей, которые не могут передвигаться самостоятельно, стоит около восьми тысяч долларов. Нам нужно платить, чтобы мы могли ездить тренироваться.

– Я так называю физиотерапию, уже привыкла к этому слову, когда говорю про Магомеда. Обычно у нас есть часовые тренировки и помимо них мы занимаемся либо в бассейне, либо к нам приходят и делают иглоукалывание. Дома есть специальный зал, куда мы можем пойти на процедуры.

– У всех боксеров перед боем есть страховка.

– Да, страховое покрытие – десять тысяч долларов… Этого хватит на несколько минут реанимации в клинике в США. Магомед провел в коме два месяца. Я утрирую, конечно, но, когда человек получает такие повреждения, страховка не покрывает даже малую часть. Например, лечение в реабилитационном центре нам помог оплатить Андрей Рябинский (российский бизнесмен, глава компании «Мир бокса», – «Матч ТВ»). Лечение там стоит несколько десятков тысяч долларов в месяц. Но у нас было много процедур потом, по сути, это было лечением в долг – в больнице соглашались, хотя я понимала, что мне сложно будет вернуть этот долг. У меня ничего нет.

Во время реабилитации Магомед попадал в больницу несколько раз. Один раз все было очень серьезно, у него началась сильнейшая инфекция, мы просто не афишировали это. У нас начался остеомиелит (гнойно-некротический процесс в кости, – «Матч ТВ»), сепсис, и состояние Магомеда было очень тяжелым. Мне в какой-то момент казалось, что врачи в принципе решили, что он не справится и думали, что так и должно быть. Я начала кричать, чтобы они что-то делали. Магомед провел несколько недель в больнице. Сейчас мы живем дальше, и у нас все не скажу чтобы шикарно, но нормально.

– В Гринвиче в Нью-Йорке, в доме, который нам предоставил друг семьи Аминулла Сулейманов, он вместе с Андреем Рябинским помог нам больше всего, и я им очень благодарна за это, потому что это была та помощь, без которой сейчас все было бы по-другому. Но очевидно, мы же не можем жить всю жизнь в чужом доме, мы хотели бы купить свой собственный.

– Вы хоть раз виделись с Майком Пересом (соперник Магомеда Абдусаламова)?

– Для вас было бы важно, чтобы он лично извинился перед вами?

Читать еще:  Упражнения динамической гимнастики. Динамическая гимнастика: польза и вред для новорожденного. Что развивается с помощью динамической гимнастики

– Он боксировал на ринге точно так же, как и мой муж. У Магомеда до этого тоже все победы были нокаутами, то есть он тоже сильно бил людей. То, что с ним случилось, – не вина его соперника.

– Я не могу давать оценки. Мы считаем, что Магомед не получил своевременную медицинскую помощь – вот все, что я могу сказать.

– Магомед понимает, что вы выиграли суд?

– Мне сложно вам ответить. Я ему это, конечно, рассказываю, но думаю, что он не понимает до конца. Он сейчас другой человек, он не может сидеть и рассуждать, что мы будем делать, когда выиграли суд. Я могу. Я думаю о том, какие это позволит создать условия для него, чтобы он мог жить и тренироваться, какие условия я могу создать для жизни наших с Магомедом детей.

Мне хотелось бы оборудовать дома комнату для тренировок, купить туда все необходимые реабилитационные аппараты, чтобы мы могли проходить процедуры вне реабилитационного центра, чтобы мы могли заниматься перед сном. Я бы хотела купить ему специальную кровать, присмотрела еще несколько вещей для него, и, надеюсь, сейчас это получится.

– К сожалению, есть истории, когда человек и врачи доходят до максимума в возможностях реабилитации, и после этого уже сложно что-то улучшить.

– Нам вообще врачи сначала говорили, что он не выживет, потом, что не сможет думать, потом, что не сможет говорить. Сейчас они говорят, что видят чудо, потому что изначально они смотрели на снимки его мозга и произносили слово «растение», а сейчас смотрят и говорят «фантастика».

У него работает левая сторона тела, он открывает глаза, он пытается говорить. Пока врачи ничего не обещают, мы просто надеемся, что будут еще какие-то результаты.

– Вы не думали попробовать лечиться где-то не в США: в Израиле, Швейцарии, Германии?

– Хорошо там, где нас нет. Конечно, говорят, что есть другие хорошие клиники, но в Америке очень хорошая медицина. Возможно, в другой стране он бы не выжил с такими травмами. А переезжать с детьми и Магомедом в другое место, тем более, когда я не знаю, как он перенесет полет, не готова.

– Вам много дают советов, как надо лечиться?

– В инстаграме постоянно пишут: «Попробуйте это. сделайте вот так. эти лекарства помогают». Я ничего из этого не пробую, потому что без разрешения врача я не могу ничего давать, и у него сейчас очень много препаратов, которые нужно знать, как совмещать между собой, и какие-то новые лекарства могут просто оказаться несовместимыми. Кто-то говорит, что надо использовать традиционный для ислама метод – Хиджаму (лечение кровопусканием – «Матч ТВ»), я с уважением отношусь к традициям, но представляете, если врачи в США увидят, что я сама на теле своего мужа делаю какие-то надрезы. Думаю, меня саму могут тогда отправить в суд.

– Если вам случается сегодня увидеть боксерский поединок, как вы реагируете?

– Я не могу сама специально сесть и включить бокс, но если где-то увижу, я не буду отворачиваться, я же понимаю, что мой муж жил этим, а травму можно было и в обычной жизни получить. Вот, когда вы мне написали, в WhatsApp, вы ведь думали, что это не мой номер, потому что у меня на фотографии в профиле взрослый мужчина.

– Да, и очень серьезный.

– Это просто фотография брата, он погиб в автомобильной катастрофе два года назад. Это огромное горе, но это же не значит, что мы теперь должны не садиться за руль. Так же и с боксом.

Тяжелый случай. Что случилось с Магомедом Абдусаламовым?

Тянувшись к 19‑й победе в карьере, супертяжеловес Магомед Абдусаламов раз от раза натыкался только на каменные кулаки Майка Переса, своего кубинского соперника. Поединок, остановить который у судьи не было повода, у команды россиянина – желания, а у боксеров – права, закончился в больнице. Вернее, там идет поединок куда более серьезный.

ГОЛОВНЫЕ ИДЕИ

На лице у Владимира Кличко уже не осталось никаких следов от боя с Александром Поветкиным. В субботу на его глазах Магомед Абдусаламов дрался с Майком Пересом в надежде когда-нибудь также добраться и до самого Владимира. Кличко сидел на хороших местах в «Мэдисон Сквер Гарден» и наблюдал за боксом.

Из 18 соперников Абдусаламова до конца поединка не продержался ни один, антирекорд – у Кевина Барнета, упавшего через 78 секунд после начала. В тот момент, когда показалось, что до больших боев Магомеду предстоит соревноваться исключительно с секундомером, на горизонте появился Майк Перес.

Читать еще:  Почему начиная заниматься спортом набираешь вес. Почему после занятий в фитнес-зале увеличился вес

Магомед – боксер с тяжеленным ударом, но пробелами в технике. Кубинец с британской пропиской решил сделать ставку на школу и не просчитался. Абдусаламов с первого раунда начал кидаться одиночными, заваливал корпус, падал, и не в пустоту, а на жесткие апперкоты соперника. Так бывает, когда под тебя специально готовятся. Кубинец читал оппонента, как объявления на автобусной остановке: без интереса, но легко и быстро. Подставляя ребра, пропустив в голову, сломав уже в первом раунде руку, россиянин дрался отчаянно, но с большими потерями. После седьмого раунда левый глаз Магомеда начало заливать красным.

Из трех судей двое отдали Абдусаламову два раунда десятираундового поединка, но настоящий суд боксеру только предстоял. Через несколько часов сильные головные боли, больница и состояние искусственной комы. Врачи, по сообщениям американских СМИ, обнаружили под черепом боксера сгусток крови и были вынуждены прооперировать спортсмена, удалив фрагмент черепа. Так бывает, когда получасовой поединок со 100‑килограммовым соперником – главная часть твоей профессии.

НЕДОЛГО СТИВЕНС ВЕСЕЛИЛСЯ

Казахстанец Геннадий Головкин в категории 72 кг не оставляет шансов соперникам. Сразу после Абдусаламова он раскатал по рингу Кертиса Стивенса. Американец веселился: за пару месяцев до боя инсценировал похороны Головкина, заказав где-то небольшой гробик с надписью «RIP GGG» («Покойся с миром, Геннадий Геннадьевич Головкин»), но от смерти на ринге пришлось спасать его самого.

Нам есть чему поучиться у американцев: Стивенс оказался не в меру духовитым парнем, но в технике он уступал казахстанцу. С каждым раундом это становилось все заметнее. После восьмого команда Стивенса убрала своего боксера. Возможно, поступок не самый мужественный, но Кертис смог на своих ногах вернуться к родственникам, проскочив этап госпитализации.

ЭКСПРЕСС-КОММЕНТАРИЙ

ЧЕМПИОН WBO СЕРГЕЙ КОВАЛЕВ: МАГОМЕДУ ЕЩЕ В ПЕРВОМ РАУНДЕ ЧУТЬ ЛИ НЕ СЛОМАЛИ ЧЕЛЮСТЬ

На поединке в Нью-Йорке присутствовал россиянин Сергей Ковалев , который пару месяцев назад стал чемпионом мира.

– Уже в первом раунде Магомед получил серьезное повреждение, чуть ли не перелом челюсти. Попустил удар с правой, и у него на левой стороне лица появилась небольшая опухоль. Там стояли мониторы, и он в перерыве пытался себя разглядеть, спрашивал секундантов, нет ли у него переломов.

– Не показалось, что Абдусаламов тактически неправильно подошел к бою?

– Мне показалось, что у него в принципе самочувствие было не очень хорошее. То ли психологически не настроился, то ли перегорел. Было видно, что какой-то вяленький вышел. Я смотрел его тренировки раньше, была совсем другая картина, он очень подвижно там работал.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

ДОКТОР МЕДИЦИНСКИХ НАУК ВЛАДИМИР ПАВЛОВ: ОПЕРАЦИИ НА ЧЕРЕПЕ НЕ ДЕЛАЮТ, КОГДА ТРАВМА НЕСЕРЬЕЗНАЯ

Врач высшей категории Владимир Павлов выслушал новостные заголовки, рассказал, что такое искусственная кома, и объяснил, что значит «удалить фрагмент черепа».

– Для чего вводят в состояние искусственной комы?

– Чтобы человек не скончался от болевого шока, а также если делают операцию, где сознание отключать нужно обязательно: в частности, при операции на головном мозге.

– В чем отличие от общего наркоза?

– В принципе и то и другое – искусственный сон, отличие в механизмах и способах введения препаратов. Наркоз делается во время оперативных вмешательств. Если вмешательств нет, а человек просто находится какое-то время в таком состоянии, это называется искусственной комой. А суть с общим наркозом одна и та же: мозг отключается от стимулов внешнего мира.

– Пишут, что в мозге у боксера сгусток крови.

– Сгусток крови в головном мозге – в некотором смысле дилетантское понятие. Скорее всего речь идет о повреждении сосуда головного мозга (вероятно, мелкого, поскольку симптоматика появилась не сразу). Единственное, что можно сказать наверняка: операции на черепе не делают, когда травма несерьезная.

– В заголовках гуляет страшная фраза «извлекли фрагмент черепа».

– Тут упрощенная формулировка. Не надо думать, что человеку чуть ли не полмозга удалили. Для профилактики возможных последствий в связи с отеком тканей головного мозга врачи трепанируют участок костной ткани, чтобы избежать осложнений. В дальнейшем он может быть либо возвращен на место, либо устанавливается пластина.

martin_rogan:
– В боксе тренированные дяди профессионально бьют по кумполу. Они сами знают, на что идут. Магомеду желаю скорейшего выздоровления.

Источники:

http://m.sovsport.ru/boxing/news/714832-sostojanie-abdusalamova-prodolzhaet-uluchshatsja-magomed-nachal-razgovarivat
http://matchtv.ru/boxing/matchtvnews_NI778459_Dengi_ne_vernut_mne_prezhnego_muzha_Semja_Abdusalamovyh_poluchila_22_mln_kompensacii_v_sude_SShA
http://m.sovsport.ru/boxing/articles/656668-tjazhelyj-sluchaj-chto-sluchilos-s-magomedom-abdusalamovym

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector