0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лимит на легионеров в испании. Лимит на легионеров в России: «импортозамещение» в футболе. Что пошло не так

Легионеры бегут из России. Импортозамещение в действии

Зима-2018/19 подтвердила новый тренд в российском футболе, на который пока мало кто, наверное, обратил внимание. Суммарное количество иностранцев в РПЛ снизилось – как относительно старта сезона, так и в сравнении с предыдущими розыгрышами.

Количество легионеров в РПЛ по сезонам

Патриотически настроенные болельщики, сторонники импортозамещения во всех сферах, включая спортивную, могут быть довольны: число легионеров в чемпионате России достигло минимальных значений за два десятилетия – 142 человека во второй части сезона и всего 165 с учётом убывших. Простое сравнение с прошлыми годами позволяет констатировать тенденцию. Вот только лимит на легионеров к этому процессу если и имеет отношение, то крайне опосредованное. В большей степени на ситуацию влияют экономические факторы. На примере последнего трансферного окна в этом легко убедиться.

В общей сложности 22 иностранцев наняли российские клубы на работу прошедшей зимой, и только 16 из них (не считая арендников) к нам прибыли из других стран. Покинули чемпионат 23 легионера (ещё 8 сменили прописку внутри лиги). При этом только два клуба – «Зенит» да «Ростов» – активно привлекали иностранную рабочую силу. Лидер сезона инвестировал выручку с продажи Паредеса в трансферы Барриоса, Ракицкого и Азмуна, тогда как «Ростов» просто поменял одних иностранцев на других (4 на выход, 5 на вход).

Показательно, что все более или менее заметные приобретения за рубежом совершили «Зенит», «Краснодар» (Ольссон) и «Спартак» (Айртон), наиболее благополучные с финансовой точки зрения клубы страны. «Локомотив» ограничился грузинским тинейджером Кварацхелией, ЦСКА заявил ещё в прошлом году купленного за «копейки» Ндиайе, а «Динамо» вообще не стало выходить на международный рынок, довольствовавшись арендой Юсупова.

Интенсивнее всех избавлялись от «легов» бедняки РПЛ, как бы кощунственно это ни прозвучало в контексте двукратного чемпиона страны. Чтобы понять, как «Рубин» докатился до такого плачевного положения, достаточно оглянуться в совсем ещё недалёкое прошлое. Первое национальное золото, в добыче которого поучаствовали 25 (!) «старателей» из ближнего и не очень забугорья, видимо, убедило казанский менеджмент в верности выбранного кадрового вектора. С 2010 по 2013 год включительно «Рубин» был самой «разношерстной» командой лиги и только в сезоне-2013/14 уступил это звание внезапно разбогатевшему «Анжи». Впрочем, ненадолго. Как только в казанском клубе снова завелись деньжата, он с новой силой бросился их тратить на иностранцев. За один чемпионат-2017/18 через клуб прошло 17 легионеров. Очевидно, последняя оптовая закупка «Рубин» и подкосила. Ведь за каждым – о’кей, почти за каждым – переходом кроются комиссионные посредникам, подъёмные футболистам, не говоря уже о компенсации прежнему клубу.

Естественно, что, столкнувшись с угрозой банкротства, «Рубин» начал лихорадочно избавляться от самых высокооплачиваемых сотрудников. У Кудряшова зарплата была настолько большой, что в Казани и бесплатному уходу Фёдора оказались рады. Наваса тихо проводили – или спровадили – на пенсию. Обратно в Испанию отправили Чико Флореса. И лишь на Азмуне заработали – спасибо «Зениту». Был «Рубин» самым интернациональным участником РПЛ, а стал самым «национальным» (всего два иностранца – молодые Уремович и Шекари). И лимит на легионеров тут совершенно не при чём.

По аналогичным причинам прощался с иностранцами «Анжи». Четверых рассчитал, остался с тремя – уже меньшая нагрузка на и без того дырявый бюджет. И только «Спартак» с «Краснодаром» при увольнении иностранцев руководствовались иными мотивами. В то время как красно-белые полным ходом «очищались» от наследия Карреры/Трабукки, чёрно-зелёные приводили заявку в соответствие с лимитом. И те, и другие убрали по четыре легионера.

В результате зимней перезагрузки доля иностранцев в РПЛ снизилась до рекордных для нового века 35%. Чтобы вы понимали, последний раз количественное преимущество местных футболистов над приезжими носило столь явный характер в 1998-99 годах, в разгар одного из самых тяжёлых экономических кризисов в истории РФ.

Возможно, нынешнее «очищение» пойдёт на пользу «национальному производителю». По крайней мере, очень хотелось бы в это верить. Но в том, что уровень чемпионата России капитально просядет – уже просел – в результате «импортозамещения поневоле», сомневаться не приходится. Если из оставшихся иностранцев отсеять игроков средней руки, картина получится совсем грустная.

В истории чемпионата России только три команды проводили сезон без иностранцев в составе – ЦСКА (1992), «Ростсельмаш» (1992, 1993) и ставропольское «Динамо» (1993, 1994).

Лимит на легионеров убивает российские клубы. Еврокубки это показали

В РПЛ нужны перемены.

И чем раньше, тем лучше

Для начала — небольшое пояснение. Конечно, «Локомотив» и «Зенит» и остальные завалили еврокубковый сезон не из-за лимита как такового. Евроосень мы проиграли, потому что те составы, с которыми принято быть топами в РПЛ, не способны конкурировать с командами из топ-5. Хотя, как показала практика, даже с лидерами чемпионатов Португалии, Швейцарии, Греции и даже Болгарии.

Вопрос в другом. Как Россия докатилась до того, что ее клубы перестали выходить в весеннюю стадию даже в Лиге Европы, получая от крепких европейских команд (далеко не из топ-лиг) по 4-5 мячей?

Андрей Аршавин после матча «Бенфика» — «Зенит» призвал вернуться на систему «весна-осень». Понятно, что Андрей Сергеевич при этой системе выигрывал Кубок УЕФА и Суперкубок Европы. Но надо понимать и другое. Аршавин — это явление в российском футболе. Такие футболисты в нашей полосе появляются раз в поколение. В лучшем случае.

И при всех, казалось бы, очевидных плюсах старой схемы РПЛ, есть и минусы. Чемпион будет ждать почти год, чтобы сыграть в Лиге чемпионов. И это может быть уже совершенно другая команда. Но опять же, речь не о системе проведения чемпионатов, не о работе детских школ у клубов РПЛ. Хотя и это, безусловно, важно.

Речь о конкуренции. И когда она навязывается искусственно, ни к чему хорошему это не приводит. По факту, лимит на легионеров завелся в России 13 лет назад. С тех пор он менялся трижды. Но изменения были косметическими. Обычно опций всегда было две — 6 или 7 легионеров на поле.

Читать еще:  Поздравления с днём рождения футбольному болельщику. Поздравление вратарю с днем рождения

Следующим летом иностранцев станет больше. Целых восемь. Но не на поле одновременно, а в заявке на сезон. Клубы что-то придумают, с кем-то расторгнут контракт, не купят того, кого хотели, оформив импортозамещение. А потом нас снова будут ждать провалы в Лиге Европы — турнире, где четвертьфинал еще несколько лет назад был для российских команд нормой.

Главный аргумент защитников нынешнего и будущего лимитов — России нужна сильная сборная. В качестве примеров чаще приводится 2008 год — бронза Евро, победа «Зенита» в Кубке УЕФА. И вообще золотое поколение.

Правда, есть одно но. В сборной-2008 играли в большинстве своем футболисты, которые сформировались во времена, когда никакого лимита еще не было, а «Динамо» выпускало на поле 11 иностранцев. И та сборная обыгрывала Голландию в четвертьфинале с позиции силы, а не отсиживаясь у своих ворот в ожидании пенальти.

А результат работы лимита в российском чемпионате печален. Футболисты, которые начинают показывать хоть что-то, моментально уходят в топ-клубы за неадекватные деньги и получают там неадекватные зарплаты.

В Европу уезжать никто не хочет. Ведь зачем ехать в неизвестность, когда есть стабильность благодаря паспорту.

Тренеры не могут выпускать на поле всех сильнейших, так как нужно держать в голове лимит. А если кто-то из российских футболистов не сможет сыграть из-за травмы или дисквалификации, то на его место нужно будет выпускать более слабого российского футболиста.

Но это, в принципе, и так все знают и понимают. Но потом все равно удивляются, что приезжающие в сборную Головин и Черышев из «Монако» и «Валенсии» выглядят в национальной команде инородными телами. Потому что играют в европейском ритме. И в темпе европейских топ-чемпионатов.

С новым лимитом будет еще веселее. Дублировать позиции легионеров будет, по сути, нельзя — слишком большая роскошь. Травма или дисквалификация иностранца будет приравнена к катастрофе. А еще у спортивных департаментов топ-клубов будет болеть голова о том, где взять 17 качественных россиян для заявки.

В этой ситуации полная отмена лимита кажется вполне разумным шагом. Да, у нас чемпионат слабый, но он не бедный. И покупать футболистов среднего европейского уровня лидеры РПЛ способны регулярно. А чем больше качественных футболистов — тем выше скорости. И командам из второй восьмерки в большинстве случаев станет уже недостаточно тупо выставить автобус и один раз сгонять в контратаку, чтобы получить очки. Придется приспосабливаться.

Перестанут быть закрытыми и матчи с участием лидеров. А то за последние несколько лет кроме игры «Краснодара» и «Зенита» в апреле 2019-го и вспомнить особо нечего.

Ну и россияне, у которых злые и страшные, но более сильные иностранцы отберут место на поле, будут вынуждены или работать еще больше, чтобы это место вернуть. Или уезжать в другие чемпионаты и доказывать все там. Если и правда есть, что доказывать.

И, конечно, исчезнут дикие зарплаты для российских игроков. Если ты считаешь, что должен зарабатывать на уровне хорошего иностранца, докажи это игрой.

Нечто подобное могло быть в России еще в 2015 году. Когда в «Зенит» с Халком, Витселем, Гараем и другими собирались перейти Жоау Моутинью и Радамель Фалькао. Андре Виллаш-Боаш уже договорился с футболистами о трансфере. Но затем за два дня лимит не ослабили, как обещали, а ужесточили. На самом высоком уровне. Никаких трансферов не свершилось, а в последующие четыре сезона проходило планомерное падение уровня РПЛ. Которое триумфально завершилось в декабре 2019-го. И теперь мы должны признать: мы уже не фавориты даже на групповом этапе Лиги Европы. Спасибо, лимит.

Импортозамещение в футболе. Как лимит на легионеров влияет на зарплаты российских игроков

Первый иностранец приехал в чемпионат СССР в 1989 году. Болгарский футболист Теньо Минчев провел сезон в команде «Крылья Советов» из Куйбышева, которая выступала тогда во второй лиге, а затем завершил карьеру и уехал на родину.

Спустя несколько лет после развала СССР, в 1995 году, началась эпоха импорта футболистов. Валерий Овчинников, тогдашний главный тренер нижегородского «Локомотива» рассказывал в интервью журналу «Афиша», как привез в Россию первых бразильцев – Жуниора и Да Силву: «У нас не получалось найти подходящих игроков в России. И тут на нас вышел один человек, который работал в Бразилии, переводчик. Нам-то какая разница: Бразилия, не Бразилия. Летят они за свой счет, поэтому мы сказали: давайте». Два игрока обошлись в $6500. А тогда, по воспоминаниям известного тренера Александра Тарханова, и футболисты, и тренеры высшей лиги зарабатывали в среднем $5000-6000 в месяц, так что нижегородский клуб прилично сэкономил. Правда, первые бразильцы оказались не слишком умелыми футболистами, и в следующем сезоне их в команде уже не было. Но с того момента многие российские клубы стали массово закупать игроков за границей — это выходило дешевле, чем ждать воспитанников собственных школ.

С каждым годом иностранных футболистов в российских клубах становилось все больше. Так, в одном из матчей чемпионата-2005 московское «Динамо» не включило в стартовый состав ни одного игрока с российским паспортом. И хотя этот случай — исключительный, костяк многих российских команд тех лет составляли легионеры. До введения лимита в матчах «Спартака» и «Динамо» на поле выходили 16-17 иностранцев.

Первая попытка ввести лимит на легионеров оказалась неудачной. В 2005 году Российский футбольный союз (РФС) принял ограничивающее правило, которое оказалось легко обойти: на поле не разрешалось выпускать более пяти иностранцев, но легионером не считался футболист, сыгравший 10 или больше матчей за свою национальную сборную. Когда он их сыграл и за сборную какого уровня – не уточнялось, так что клубам не пришлось менять стратегию при комплектовании состава.

По ходу сезона-2005 стало ясно, что придется вводить более серьезные ограничения на иностранную рабочую силу в премьер-лиге, иначе просто не из кого будет набирать национальную команду.

Первый эффект от введения лимита

Первый реальный лимит на легионеров был принят в конце 2005 года. Формулировку выбрали такую: «В составе одной команды на поле должно находиться не более семи иностранцев одновременно». И это уже не могло не повлиять на клубы. Например, московское «Динамо», имевшее самую дорогую заявку в стране — футболистов на €66 млн, едва не вылетело из высшего дивизиона, поскольку руководству пришлось спешно менять состав к старту чемпионата. Так, в 2005 году в команде было 24 легионера, а в 2006-м только 16.

Читать еще:  Эдди холл тяга 500 кг. Самый сильный человек в мире устал быть здоровяком, похудел и подался в фитнес

В этом же сезоне количество российских игроков в командах увеличилось на 3% (с 59% до 62%). И в следующие годы доля местных футболистов только росла: в 2007-м — 65%, в 2008-м — 68%.

Первоначально лимит привел к тому, что клубы перестали закупать игроков за границе массово, более тщательно рассматривая каждую кандидатуру. Так в России начался период дорогостоящих приобретений. В феврале 2006-го «Динамо» за €16 млн заполучило португальца Манише, вице-чемпиона Европы, обладателя Кубка УЕФА и победителя Лиги Чемпионов в составе «Порту». Питерский «Зенит» два года спустя побил этот трансферный рекорд, купив у того же «Динамо» ценного португальца Данни – за €30 млн. Стоимость футболистов в лиге стала стремительно расти. В 2006 году суммарная оценочная стоимость всех игроков РФПЛ составляла около €290 млн, а в 2008-м — почти €600 млн. Вместе с тем выросла и средняя цена одного футболиста: с €688 000 до €1 млн, хотя увеличилось и общее число игроков в заявках клубов премьер-лиги — с 425 до 563.

Как и почему менялся лимит

В 2009 году, после успешного европейского сезона, когда сборная России выиграла бронзу Евро-2008, а «Зенит» стал обладателем Кубка и Суперкубка УЕФА, РФС принял новую формулу лимита — «6+5». То есть одновременно на поле в составе одной команды могли находиться не больше шести легионеров. Так футбольные чиновники пытались мотивировать клубы больше доверять российским игрокам.

Новые правила привели к тому, что некоторые позиции на поле закрепились строго за футболистами из России. Так, в 2011-м «Спартаку» пришлось заменить сильного хорватского голкипера Стипе Плетикосу на молодого россиянина Сослана Джанаева, чтобы у тренера было больше возможностей регулировать игру команды в целом.

А в сезоне 2017/2018 у всех 16 команд премьер-лиги основные вратари имеют паспорт гражданина России. Следующим «российским» амплуа стал крайний защитник.

Зато игроков созидательного плана тренеры многих команд предпочитали искать за рубежом, поэтому российские футболисты этих специальностей, которые могли составить конкуренцию иностранцам, резко выросли в цене. В этом смысле показательна зарплатная история форварда Александра Кокорина. По данным Sports.ru, первые три сезона в московском «Динамо» (с 2008-го) он получал €5000-15000 в месяц, после продления в 2011-м — уже €50 000, а в 2013 году, по сообщениям «Известий», подписал новое соглашение с зарплатой €2,5 млн в год (то есть более €200 000 в месяц). И это без учета бонусов и премий, зато принимая во внимание его нестабильную игру. Зарплата Александра Кокорина в «Зените», куда он перебрался в январе 2016-го, составляет, по данным агентства «Р-спорт», €3,5 млн в год. Первые полтора года нападающий провалил и даже не попал в состав сборной на Кубок конфедераций 2017, зато сезон 2017/2018 начал очень бодро (12 голов в 16 матчах).

Летом 2012 года исполком РФС вновь решил изменить лимит, вернувшись к варианту «7+4». Тогда вице-президент организации Сергей Капков комментировал новую-старую формулу: «Логичное решение. Это позиция клубов. Нам нужны их победы, нам нужна их конкуренция».

Однако не всем понравилось, что правила поменяли за три недели до старта чемпионата. Больше всех возмущался главный тренер московского «Спартака» Валерий Карпин. «Просто беспредел, — заявил он в интервью «Советскому спорту». — Мы в соответствии со старым лимитом шли одним путем, растили свою молодежь. Теперь те, кто этим не занимался, решили поменять под себя лимит».

В числе недовольных новыми правилам оказался и главный тренер сборной России итальянец Фабио Капелло. В сентябре 2014 года, после невыразительного выступления команды на чемпионате мира в Бразилии (невыход из группы), он объяснял журналистам Sky Italia: «Сборная России остается амбициозной командой. Но есть проблемы. Это страна, пожалуй, имеет наивысший потенциал по количеству людей, способных играть в футбол. А вместо этого мы имеем лишь 64 футболиста, которые выходят на поле в чемпионате. Выбор ограничен, и это особенно тяжело принять, когда думаешь, что население России — 140 млн человек».

Лимит и зарплаты российских футболистов

Несмотря на то что лимит образца 2012 года был мягче предыдущего, рост зарплат российских футболистов он не остановил. В начале нулевых, до ввода ограничений на легионеров, одним из самых высокооплачиваемых игроков чемпионата был капитан «Спартака» Егор Титов с годовым жалованьем в €1 млн (цифру озвучивал президент клуба в 2001-2004 годах Андрей Червиченко). А в 2014 году даже средняя зарплата футболистов сборной России составляла около €2 млн. В Европе им такого содержания предложить не могли. Так, после чемпионата мира 2014 нападающий Артем Дзюба, по информации агента Алексея Сафронова, получил предложение от французского «Лилля». Однако €1,5 млн в год (такую сумму называл Сафронов) оказались недостаточной мотивацией, чтобы покинуть «Спартак» (там он зарабатывал €1,2 млн плюс бонусы). А в феврале 2015-го Артем перебрался в «Зенит» на зарплату в €3 млн (плюс подписной бонус в €3 млн и премиальные). При этом топ-зарплаты получали (и продолжают получать) не только топ-игроки. Российский паспорт помогает нападающему «Ростова» Владимиру Дядюну зарабатывать около €1,5 млн в год, хотя он не забивал с апреля 2015-го по август 2017-го. А Виктор Файзулин не появлялся на поле с сентября 2015 года (травмируется и восстанавливается), однако, по данным Sports.ru, игроку платят €2,2 млн в год.

Однако на зарплаты, конечно, влияет не только лимит. Президент «Локомотива» Илья Геркус вообще считает, что бюджет команды не зависит напрямую от ограничений на легионеров. «Да, при изменении лимита формирование команды происходит по-другому, — рассказал он в интервью Forbes. — Если лимит ужесточают, нам нужно меньше покупать иностранцев. Дороже ли это? Наверное, нет. Просто другой формат работы. Происходит переориентация с внешнего рынка на внутренний. Идет более глубокое изучение отечественных предложений. Нужно смотреть больше игр, например, первого дивизиона. Зарплата российского футболиста при этом не меняется непосредственно от лимита. Умозрительно она должна меняться, потому что спрос растет. Но на самом деле на молодых российских игроков как не было спроса, так и нет. Приведу пример. На опытных молодых футболистов цена действительно повышается, а на чуть менее опытных — нет. Есть Алексей Миранчук. На него спрос был, а на его брата-близнеца — никакого. Они одного возраста, оба воспитанники одной академии, одинаково перспективны. Но у одного больше опыта в премьер-лиге — и на него есть спрос. Поэтому говорить о том, что зарплаты и спрос увеличиваются в зависимости от лимита, нельзя».

Читать еще:  Можно ли улучшить реакцию. Тренировка боксера на реакцию

В 2015 году исполком РФС предложил принципиально новую формулу лимита — с ограничениями в заявке, а не на поле: «10+15». Новое положение в регламенте должно было обострить конкуренцию в составах команд — вне зависимости от наличия/отсутствия паспорта россиянина у футболиста. Однако президент РФС Виталий Мутко такой формат не утвердил, посчитав, что российские игроки перестанут получать игровую практику, а в преддверии домашнего чемпионата мира 2018 этого допускать нельзя. Зато с сезона 2015/16 снова вступила в силу лоббируемая Мутко формула «6+5» — и действует до сих пор.

Что будет дальше

Споры вокруг лимита не утихают. В мае 2017-го по этой теме высказался даже президент Владимир Путин. На заседании президентского Совета по физкультуре и спорту он согласился с предложением губернатора Краснодарского края Вениамином Кондратьевым «произвести стопроцентное импортозамещение в российском футболе». Позже пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову пришлось расшифровать его слова для разволновавшейся общественности: «Действительно, Путин согласился с тем, что такая проблема есть. Вместе с тем речь шла о том, что нужно достаточно гибко этот вопрос проработать. О каких-то конкретных решениях речи не шло».

Совсем недавно Виталий Мутко заявил, что лимит должен защищать интересы доморощенных игроков, но в то же время заметил, что новый лимит коснется заявки и будет сформулирован к концу сентября. Пока окончательного решения нет, Forbes обратился за комментарием к президенту «Локомотива» Илье Геркусу: «На следующий сезон, я слышал, обсуждается не лимит на поле, а лимит в заявке. Мой прогноз: 9 легионеров и 16 россиян. Но между этими двумя лимитами, на поле и на заявку, нет большой разницы. Мне кажется, это то же самое. Ни на «Локомотиве», ни на большинстве команд премьер-лиги новое правило не отразится. Тем, кто перезакупился, будет тяжелее, но, с другой стороны, они и сейчас всех легионеров не могут выпустить, а только шестерых. По сути дела, это одно и то же. Вот если будут разрешены восемь легионеров, то многим придется как-то избавляться. Возникнет избыток легионеров на российском рынке».

При этом эксперты сходятся во мнении, что новый лимит будет принят на продолжительный срок. «Как минимум, на несколько сезонов, — объясняет Илья Геркус. — Это попытка стимулировать подготовку молодых талантов в России. Это не фритредерство в экономическом понимании и только отчасти протекционизм. В целом, футбол в России развивается для того, чтобы у нас была сильная сборная. Но такая мера как лимит — неглубокая. Хотя я сторонник лимита на легионеров, но необходимы еще некоторые шаги. Реформирование системы соревнований в молодежном футболе, пересмотр принципов подготовки молодежных и юношеских сборных. Нужна большая комплексная работа, чтобы был результат. А сам по себе лимит ничего по большому счету не меняет. Если его убрать, то будет хуже, потому что пропадет единственный стимул давать практику молодым талантам. Молодые россияне состарятся, без практики в хороших футболистов не вырастут, и у нас будет целиком иностранный чемпионат. Через какое-то время в премьер-лиге будет 80% иностранцев, и интерес к футболу, который сейчас восстанавливается, упадет. Ведь никто не захочет смотреть на слабых иностранцев. Я считаю, должны играть доморощенные ребята. По крайней мере, у них есть эмоциональная связь со зрителем. Но, повторюсь, лимит — это не основной инструмент воздействия на стоимость российских футболистов. Большее влияние оказывают выпуск академий, подготовка молодых талантов на уровне ФНЛ (второй по значимости дивизион в российском футболе), их успешная игра в сборных».

Как лимит работает за рубежом

И напоследок — про международный опыт в этом вопросе. Практически во всех ведущих европейских чемпионатах тоже есть понятие лимита на легионеров. В Англии, например, ограничение распространяется на заявку команды в чемпионате: в ней должно быть не меньше 8 воспитанников местных футбольных академий (минимальный срок подготовки — 3 года). Впрочем, такие правила не спасают от большого количества легионеров, которых в премьер-лиге почти 70%. Хотя требования к ним весьма высокие: участие в 75% матчей сборной своей страны за последние два года, причем команда должна входить в топ-75 рейтинга ФИФА. Правда, строгости не касаются футболистов, имеющих паспорт Евросоюза, а как изменится лимит на легионеров после Brexit’a, в Англии пока не решили.

В Германии ограничение касается не легионеров, а воспитанников академий немецких клубов. В заявке каждой команды их должно быть не меньше 12-ти. Однако лимит только кажется жестким: заявка клуба в бундеслиге не ограничена. При этом у Германии уже несколько лет самые сильные сборные — и взрослые, и молодежные, потому что большинство немецких клубов очень мощно вкладывается в собственные футбольные школы.

Самый запутанный лимит на легионеров — в Испании. На первый взгляд все просто: в команде не должно быть больше трех игроков не из еврозоны. Но в Испании иностранцами не считаются граждане стран Карибского архипелага и большинства африканских государств. Кроме того, если игрок долго выступает в Испании, он может получить испанский паспорт, как это сделал, например, аргентинец Лионель Месси. Благодаря таким либеральным деталям легионеров в Испании всего 38%.

Источники:

http://www.msn.com/ru-ru/sports/news/%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%80%D1%8B-%D0%B1%D0%B5%D0%B3%D1%83%D1%82-%D0%B8%D0%B7-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%BE%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B2-%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B8/ar-BBUjuD2
http://bobsoccer.ru/user/35535/blog/?item=524215
http://www.forbes.ru/biznes/350601-importozameshchenie-v-futbole-kak-vliyayut-inostrannye-igroki-na-zarplaty-rossiyskih

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector