0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Личная жизнь и биография мартена фуркада. «Бью Мартена. До сих пор». Симон Фуркад о брате-чемпионе, русской девушке и домашнем насилии

Личная жизнь и биография мартена фуркада. «Бью Мартена. До сих пор». Симон Фуркад о брате-чемпионе, русской девушке и домашнем насилии

«Разгильдяй, бабник, тусовщик» — примерно так приято объяснять, почему Симон Фуркад, в отличие от младшего брата Мартена, до сих пор не выиграл ни одной личной гонки в карьере. Sovsport.ru узнал, правдивы ли слухи.
«МЫ – НЕ АЛЖИРЦЫ»

— Говорят, что ваши родители — алжирские иммигранты.

— Это ведь из-за цвета кожи? – через смех говорит Симон. Небритый, в этот момент он больше похож не на алжирца, а на типичного хозяина московских рынков. – Мы с Мартеном стали более-менее популярны во Франции только после Олимпиады в Сочи, так что в родной прессе тоже любили узнать, откуда такие смуглые парни появились. Отвечаю еще раз: африканского в нас точно ничего нет. Предки – испанцы.

— Вы родились в Перпиньяне, рядом с Барселоной.

— Да, два часа езды. В Перпиньяне, кстати, многие до сих пор считают себя не французами, не испанцами, а каталонцами. Но я стараюсь не морочить этим голову. Страна, за которую выступаю – моя. Остальное – не так важно.

— Чем занимаются ваши родители?

— Мама учит детей правильно говорить, она логопед. Папа организует экскурсии по среднегорью. В детстве я играл в хоккей, занимался фигурным катанием, а в биатлон попал ближе к 15 годам. Спасибо семье: мы часто выбирались на лыжные прогулки: классная природа, свобода, катание – вот так я выбрал свой спорт.

— Сразу стало получаться?

— С выносливостью всегда было классно: велосипед, плаванье – я всегда выбирал «лошадиные» виды спорта и тащился от них. В лыжах начал выигрывать быстро — тренировался целыми днями, поэтому резко вышел на новый уровень. Когда в 19 лет узнал, что прохожу отбор на Кубок мира – заплакал от счастья. Казалось, что буду рвать всех, другого выбора и целей не было.

— Но все оказалось не так просто. Личных побед нет спустя 10 лет.

— Да. И осознавать, что ты не лучший было очень тяжело. Еще хуже стало, когда меня начал обгонять брат.
Источник: Instagram

«Я БЫЛ ИДОЛОМ ДЛЯ МАРТЕНА»

— Почему Мартен вдруг стал сильнее?

— Во-первых, я очень его люблю. Мы – дружные парни, до сих пор дурачимся, деремся.

— Тут уж точно я. И тогда, и сейчас. Но все это шуточно, конечно. Профессионально единоборствами никогда не занимались.

— Вернемся к биатлону.

— Мартен сам говорил, что я был его идолом. Он ведь младше на четыре года и всему у меня учился, повторял, спрашивал, подражал. Но в один момент стал быстрее. Сложно сказать, почему. Может, учился на моих ошибках. Может, помогла природа – он выше, руки длиннее. Было очень больно — как, этот парнишка быстрее меня? Но в какой-то момент расслабился: мне не было стыдно радоваться чужим победам, потому что они стали нашими. Теперь уже я не стеснялся спрашивать: как Мартену удается пройти тот или иной участок дистанции, почему он так быстро восстанавливается.

— Когда Мартен выигрывал золото Олимпиады в Сочи, вы плакали. На чемпионате мира – тоже. Что это было?

— Слезы счастья. Искреннего счастья. Когда нет зависти, когда ты ее пережил, переборол – жить намного лучше.

— Вам 30, возраст выбора: заканчивать или продолжать?

— Мне не хватает побед, знаю, как стать лучше и буду делать все для этого. Цель, как и у многих – Олимпиада-2018.
Источник: Instagram

«ВИРЕР – САМАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ, НО У НАС НИЧЕГО НЕ БЫЛО»

— Говорят, ваша проблема не только в природных данных, мол, вы очень любите тусовки.

— Не думаю, что кто-то видел меня сильно пьяным или безбашенно тусующимся в клубе. Да, возможно, я не такой спокойный как Мартен, но тренируюсь не меньше, чем остальные, слежу за режимом. Думаю, это вопросы сравнения: просто у брата железная нервная система, я на его фоне выгляжу немного расслабленным.

— Вы слышали, кого Доротея Вирер назвала самым сексуальным биатлонистом?

— Доротея, во-первых, самая сексуальная биатлонистка.

— Все видели, что именно с ней вы танцевали на вечеринках.

— Ничего такого, просто дружба. Иу нее, и у меня есть возлюбленные. Доротея выходит замуж в конце весны, у меня все тоже хорошо.

— Несколько лет назад вы встречались с русской девушкой Анастасией Спириной.

— Познакомились во время коммерческих стартов на Камчатке. Одного разговора было достаточно, чтобы понять: Настя – мой человек. Она приезжала во Францию на рождество, мы переписывались. Но, сами понимаете, тяжело быть вместе и сохранять чувства, когда между вами больше 10 тысяч километров.

— Сейчас у меня другая девушка. Она из Франции.

— Приятно, если говорить об интересе у девушек, что вы берете у брата реванш за биатлон?

— Я был всегда популярен, это да. Мартена это не напрягает: его подруга ждет ребенка – ему большего и не надо.
«ЛУЧШИЙ ФРАНЦУЗСКИЙ ФУТБОЛИСТ? ИБРА!»

— Вы с Мартеном популярны во Франции?

— Скорее Мартен. Он умный мальчик. Хорошо учился в школе, пишет колонки для парижских журналов. Но, конечно, нас обоих стали чаще узнавать, предлагать контракты.

— В России биатлон чуть ли не популярнее футбола.

— Так скажу: в России мы с Мартеном до сих пор популярнее, чем во Франции. Спасибо вашему телевидению. Невозможно представить, чтобы наш центральный канал транслировал биатлон. Во Франции все подчинено футболу.

— Кто ваш любимый игрок?

— Мой любимый французский футболист — Златан Ибрагимович… Ну хорошо, я знаю, что он швед. Но когда ты видишь эти голы, этот характер, эти эмоции – разве может тебе нравится что-то другое?

— Любимый клуб – ПСЖ?

— Только «Барса»! Вы забываете, я все-таки родился в Каталонии. Два часа – и ты на матче лучшей команды мира. Правда, выбраться удается очень редко.

Читать еще:  Чем заняться: лучшее боевое искусство для уличной драки. Вы решили заниматься единоборствами. С чего начать

— В чем феномен французского спорта?

— Что имеете в виду?

— Биатлонист – лучший в мире. Футбольные молодежные и юношеские сборные великолепны. Баскетбол растет, хоккей – тоже. Даже в легкоатлетических спринтах ваши белые парни где-то рядом с Болтом.

— Так и есть, мне приятно слышать.

— Есть версия, что во Франции изобрели какую-то пилюлю или систему, которую до сих пор не распознала ВАДА.

— Смешно слышать, — меняет улыбку на оскал Фуркад. — Просто смешно, что такое могло прийти кому-то в голову. Еще глупее чьи-то заявления, что, мол, принимают все и нужно допинг легализовать. Бред! Мы – чистые спортсмены и никогда не примем тех, кто идет нечестным путем. Это мой принцип, принцип Мартена – и с этого пути мы никогда не сойдем.
#новости

«Бью Мартена. До сих пор». Симон Фуркад о брате-чемпионе, русской девушке и домашнем насилии

«Разгильдяй, бабник, тусовщик» — примерно так приято объяснять, почему Симон Фуркад, в отличие от младшего брата Мартена, до сих пор не выиграл ни одной личной гонки в карьере. Sovsport.ru узнал, правдивы ли слухи.

— Говорят, что ваши родители — алжирские иммигранты.

— Это ведь из-за цвета кожи? – через смех говорит Симон. Небритый, в этот момент он больше похож не на алжирца, а на типичного хозяина московских рынков. – Мы с Мартеном стали более-менее популярны во Франции только после Олимпиады в Сочи, так что в родной прессе тоже любили узнать, откуда такие смуглые парни появились. Отвечаю еще раз: африканского в нас точно ничего нет. Предки – испанцы.

— Вы родились в Перпиньяне, рядом с Барселоной.

— Да, два часа езды. В Перпиньяне, кстати, многие до сих пор считают себя не французами, не испанцами, а каталонцами. Но я стараюсь не морочить этим голову. Страна, за которую выступаю – моя. Остальное – не так важно.

— Чем занимаются ваши родители?

— Мама учит детей правильно говорить, она логопед. Папа организует экскурсии по среднегорью. В детстве я играл в хоккей, занимался фигурным катанием, а в биатлон попал ближе к 15 годам. Спасибо семье: мы часто выбирались на лыжные прогулки: классная природа, свобода, катание – вот так я выбрал свой спорт.

— Сразу стало получаться?

— С выносливостью всегда было классно: велосипед, плаванье – я всегда выбирал «лошадиные» виды спорта и тащился от них. В лыжах начал выигрывать быстро — тренировался целыми днями, поэтому резко вышел на новый уровень. Когда в 19 лет узнал, что прохожу отбор на Кубок мира – заплакал от счастья. Казалось, что буду рвать всех, другого выбора и целей не было.

— Но все оказалось не так просто. Личных побед нет спустя 10 лет.

— Да. И осознавать, что ты не лучший было очень тяжело. Еще хуже стало, когда меня начал обгонять брат.

— Почему Мартен вдруг стал сильнее?

— Во-первых, я очень его люблю. Мы – дружные парни, до сих пор дурачимся, деремся.

— Тут уж точно я. И тогда, и сейчас. Но все это шуточно, конечно. Профессионально единоборствами никогда не занимались.

— Вернемся к биатлону.

— Мартен сам говорил, что я был его идолом. Он ведь младше на четыре года и всему у меня учился, повторял, спрашивал, подражал. Но в один момент стал быстрее. Сложно сказать, почему. Может, учился на моих ошибках. Может, помогла природа – он выше, руки длиннее. Было очень больно — как, этот парнишка быстрее меня? Но в какой-то момент расслабился: мне не было стыдно радоваться чужим победам, потому что они стали нашими. Теперь уже я не стеснялся спрашивать: как Мартену удается пройти тот или иной участок дистанции, почему он так быстро восстанавливается.

— Когда Мартен выигрывал золото Олимпиады в Сочи, вы плакали. На чемпионате мира – тоже. Что это было?

— Слезы счастья. Искреннего счастья. Когда нет зависти, когда ты ее пережил, переборол – жить намного лучше.

— Вам 30, возраст выбора: заканчивать или продолжать?

— Мне не хватает побед, знаю, как стать лучше и буду делать все для этого. Цель, как и у многих – Олимпиада-2018.

— Говорят, ваша проблема не только в природных данных, мол, вы очень любите тусовки.

— Не думаю, что кто-то видел меня сильно пьяным или безбашенно тусующимся в клубе. Да, возможно, я не такой спокойный как Мартен, но тренируюсь не меньше, чем остальные, слежу за режимом. Думаю, это вопросы сравнения: просто у брата железная нервная система, я на его фоне выгляжу немного расслабленным.

— Вы слышали, кого Доротея Вирер назвала самым сексуальным биатлонистом?

— Доротея, во-первых, самая сексуальная биатлонистка.

— Все видели, что именно с ней вы танцевали на вечеринках.

— Ничего такого, просто дружба. Иу нее, и у меня есть возлюбленные. Доротея выходит замуж в конце весны, у меня все тоже хорошо.

— Несколько лет назад вы встречались с русской девушкой Анастасией Спириной.

— Познакомились во время коммерческих стартов на Камчатке. Одного разговора было достаточно, чтобы понять: Настя – мой человек. Она приезжала во Францию на рождество, мы переписывались. Но, сами понимаете, тяжело быть вместе и сохранять чувства, когда между вами больше 10 тысяч километров.

— Сейчас у меня другая девушка. Она из Франции.

— Приятно, если говорить об интересе у девушек, что вы берете у брата реванш за биатлон?

— Я был всегда популярен, это да. Мартена это не напрягает: его подруга ждет ребенка – ему большего и не надо.

— Вы с Мартеном популярны во Франции?

— Скорее Мартен. Он умный мальчик. Хорошо учился в школе, пишет колонки для парижских журналов. Но, конечно, нас обоих стали чаще узнавать, предлагать контракты.

— В России биатлон чуть ли не популярнее футбола.

— Так скажу: в России мы с Мартеном до сих пор популярнее, чем во Франции. Спасибо вашему телевидению. Невозможно представить, чтобы наш центральный канал транслировал биатлон. Во Франции все подчинено футболу.

Читать еще:  Самый красивый баскетболист александр белов. Александр Белов, баскетболист: биография, спортивные достижения. Бенефис в финале

— Кто ваш любимый игрок?

— Мой любимый французский футболист — Златан Ибрагимович … Ну хорошо, я знаю, что он швед. Но когда ты видишь эти голы, этот характер, эти эмоции – разве может тебе нравится что-то другое?

— Любимый клуб – ПСЖ?

— Только «Барса»! Вы забываете, я все-таки родился в Каталонии. Два часа – и ты на матче лучшей команды мира. Правда, выбраться удается очень редко.

— В чем феномен французского спорта?

— Что имеете в виду?

— Биатлонист – лучший в мире. Футбольные молодежные и юношеские сборные великолепны. Баскетбол растет, хоккей – тоже. Даже в легкоатлетических спринтах ваши белые парни где-то рядом с Болтом.

— Так и есть, мне приятно слышать.

— Есть версия, что во Франции изобрели какую-то пилюлю или систему, которую до сих пор не распознала ВАДА.

— Смешно слышать, — меняет улыбку на оскал Фуркад. — Просто смешно, что такое могло прийти кому-то в голову. Еще глупее чьи-то заявления, что, мол, принимают все и нужно допинг легализовать. Бред! Мы – чистые спортсмены и никогда не примем тех, кто идет нечестным путем. Это мой принцип, принцип Мартена – и с этого пути мы никогда не сойдем.

Братья Фуркады очень резко выказываются о допинге.
Мартен: «Элен, моя подруга, мне сказала: «Неважно, что ты говоришь. Я тебя не брошу, если узнаю, что ты принимаешь допинг».

И что Вы ответили?

Ответил, что наоборот, она должна будет меня бросить, потому что получается, что я её обманывал всю жизнь, обманывал всех. Так же, как если я узнаю, что мой брат Симон принимает допинг. Честно говоря, в этом случае он не будет больше моим братом. Когда я это сказал Элен, она была возмущена: «Ты мерзавец! Я ему всё расскажу!» (смеётся). На следующий день, Симон пришел к нам обедать, и она ему всё рассказала. А он признался: «Я больше не стал бы разговаривать с моим братом, если бы узнал о допинге». Элен была шокирована: «Вы просто больные».
Интервью полностью sports.ru

А вот еще о Каролине Костнер, итальянской фигуристке:
Швацер в свое время получил за употребление старого доброго эритропоэтина три с половиной года дисквалификации. А Костнер в соответствии с принципами WADA за укрывательство бывшего возлюбленного (именно в этом состоят выдвинутые в ее адрес обвинения) светит почти на год больше. Это будет уникальный прецедент: никогда еще член семьи, родственник или близкий человек попавшегося на допинге спортсмена, не являвшийся его тренером или другим членом наемной команды специалистов, не получал столь жесткого наказания. И остается только гадать, к чему он может привести в будущем. gazeta.ru

Каролина обращалась с просьбой снятия дисквалификации по прошествии года. Но сами же итальянцы были против.
Вопрос: может быть это мы так «легко» относимся к допингу?

Скажу сразу, я ни в чем не обвиняю спортсменов (тем более каких-то конкретных), просто хочу представить общую картину.
Если я приму хоть сто таких пилюль, я не побегу так как Фуркад. Не бывает такого, чтобы человек принял и начал показывать фантастические результаты. Принимают в двух случаях: когда организм не может переварить получаемые нагрузки (например при переходе из юниоров во взрослую) и когда хотят ускорить восстановление — организм-то от нагрузок истощается. И если человек не талантлив, то скок он не употребляй-коли — толку от этого будет не много. Это все во-первых.
Во-вторых, я думаю, что разработаны целые методики как принять чуток и не попасться, просчитаны риски, кому это надо и прочее. Причем это все на уровне тренеров, если не выше. Все повязаны — именно поэтому мы не получаем внятного ответа ни по одному из случаев. Все всё понимают. И некоторым спортсменам главное во время подкрепиться, чтобы держаться на гребне. Кто кидает в мою сторону камни — вспоминайте Армстронга. Да, великий спортсмен, работяга-трудяга и прочее. Но баловался же.
В-третьих, все эти дела с обнаружением допинга — довольно субъективное понятие. Есть куча вариантов обойти это (например, заболеть страшной болезнью, при которой появляются боль в мышцах и суставах, увеличение печени и/или селезёнки, появление в крови каких то новых элементов-веществ (!), или, например — астмой) главное получить на это разрешение кого-следует. В твоей крови официально будет то, что у других допинг. Есть еще вариант сдавать кучу тестов на допинг — но они не будут никогда проверены. Главное, чтобы «таможня давала добро», ну или не была против — нужны же деньги, контракты, спонсоры, букмекеры и проч. Вспоминаем Армстронга, если что.
В-четвертых, так уж исторически сложилось, что россиян (для иностранцев в большинстве своем мы русские, вне зависимости от конкретной национальной принадлежности) во всем мире недолюбливают. В связи с этим русских поймать и опозорить многим за честь. А с дипломатией в спортивном русле у нас слабовато, мне кажется.
Итог таков. Все всё знают, понимают, но иногда не могут трезво оценить свои возможности и связи, либо идут на риск. Допинг каких-то колоссальных возможностей не дает — просто помогает спортсмену. Когда наших начнут уважать и бояться — будут ловить кого-нить другого на допинге, если такие случаи будут выгодны экономически, а может и политически.

«Бью Мартена. До сих пор». Симон Фуркад о брате-чемпионе, русской девушке и домашнем насилии

«Разгильдяй, бабник, тусовщик» — примерно так приято объяснять, почему Симон Фуркад, в отличие от младшего брата Мартена, до сих пор не выиграл ни одной личной гонки в карьере. Sovsport.ru узнал, правдивы ли слухи.

«МЫ – НЕ АЛЖИРЦЫ»

— Говорят, что ваши родители — алжирские иммигранты.

— Это ведь из-за цвета кожи? – через смех говорит Симон. Небритый, в этот момент он больше похож не на алжирца, а на типичного хозяина московских рынков. – Мы с Мартеном стали более-менее популярны во Франции только после Олимпиады в Сочи, так что в родной прессе тоже любили узнать, откуда такие смуглые парни появились. Отвечаю еще раз: африканского в нас точно ничего нет. Предки – испанцы.

Читать еще:  Слайд тренировка отзывы. Что такое слайд аэробика. Достоинства слайд-аэробики неоценимы, но уже оценены ее преданными поклонниками

— Вы родились в Перпиньяне, рядом с Барселоной.

— Да, два часа езды. В Перпиньяне, кстати, многие до сих пор считают себя не французами, не испанцами, а каталонцами. Но я стараюсь не морочить этим голову. Страна, за которую выступаю – моя. Остальное – не так важно.

— Чем занимаются ваши родители?

Мама учит детей правильно говорить, она логопед. Папа организует экскурсии по среднегорью. В детстве я играл в хоккей, занимался фигурным катанием, а в биатлон попал ближе к 15 годам. Спасибо семье: мы часто выбирались на лыжные прогулки: классная природа, свобода, катание – вот так я выбрал свой спорт.

— Сразу стало получаться?

— С выносливостью всегда было классно: велосипед, плаванье – я всегда выбирал «лошадиные» виды спорта и тащился от них. В лыжах начал выигрывать быстро — тренировался целыми днями, поэтому резко вышел на новый уровень. Когда в 19 лет узнал, что прохожу отбор на Кубок мира – заплакал от счастья. Казалось, что буду рвать всех, другого выбора и целей не было.

— Но все оказалось не так просто. Личных побед нет спустя 10 лет.

— Да. И осознавать, что ты не лучший было очень тяжело. Еще хуже стало, когда меня начал обгонять брат.

«Я БЫЛ ИДОЛОМ ДЛЯ МАРТЕНА»

— Почему Мартен вдруг стал сильнее?

— Во-первых, я очень его люблю. Мы – дружные парни, до сих пор дурачимся, деремся.

— Тут уж точно я. И тогда, и сейчас. Но все это шуточно, конечно. Профессионально единоборствами никогда не занимались.

— Вернемся к биатлону.

— Мартен сам говорил, что я был его идолом. Он ведь младше на четыре года и всему у меня учился, повторял, спрашивал, подражал. Но в один момент стал быстрее. Сложно сказать, почему. Может, учился на моих ошибках. Может, помогла природа – он выше, руки длиннее. Было очень больно — как, этот парнишка быстрее меня? Но в какой-то момент расслабился: мне не было стыдно радоваться чужим победам, потому что они стали нашими. Теперь уже я не стеснялся спрашивать: как Мартену удается пройти тот или иной участок дистанции, почему он так быстро восстанавливаетс я.

— Когда Мартен выигрывал золото Олимпиады в Сочи, вы плакали. На чемпионате мира – тоже. Что это было?

— Слезы счастья. Искреннего счастья. Когда нет зависти, когда ты ее пережил, переборол – жить намного лучше.

— Вам 30, возраст выбора: заканчивать или продолжать?

— Мне не хватает побед, знаю, как стать лучше и буду делать все для этого. Цель, как и у многих – Олимпиада-2018.

«ВИРЕР – САМАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ, НО У НАС НИЧЕГО НЕ БЫЛО»

— Говорят, ваша проблема не только в природных данных, мол, вы очень любите тусовки.

— Не думаю, что кто-то видел меня сильно пьяным или безбашенно тусующимся в клубе. Да, возможно, я не такой спокойный как Мартен, но тренируюсь не меньше, чем остальные, слежу за режимом. Думаю, это вопросы сравнения: просто у брата железная нервная система, я на его фоне выгляжу немного расслабленным.

— Вы слышали, кого Доротея Вирер назвала самым сексуальным биатлонистом?

— Доротея, во-первых, самая сексуальная биатлонистка.

— Все видели, что именно с ней вы танцевали на вечеринках.

— Ничего такого, просто дружба. Иу нее, и у меня есть возлюбленные. Доротея выходит замуж в конце весны, у меня все тоже хорошо.

— Несколько лет назад вы встречались с русской девушкой Анастасией Спириной.

— Познакомились во время коммерческих стартов на Камчатке. Одного разговора было достаточно, чтобы понять: Настя – мой человек. Она приезжала во Францию на рождество, мы переписывались. Но, сами понимаете, тяжело быть вместе и сохранять чувства, когда между вами больше 10 тысяч километров.

— Сейчас у меня другая девушка. Она из Франции.

— Приятно, если говорить об интересе у девушек, что вы берете у брата реванш за биатлон?

— Я был всегда популярен, это да. Мартена это не напрягает: его подруга ждет ребенка – ему большего и не надо.

«ЛУЧШИЙ ФРАНЦУЗСКИЙ ФУТБОЛИСТ? ИБРА!»

— Вы с Мартеном популярны во Франции?

— Скорее Мартен. Он умный мальчик. Хорошо учился в школе, пишет колонки для парижских журналов. Но, конечно, нас обоих стали чаще узнавать, предлагать контракты.

— В России биатлон чуть ли не популярнее футбола.

— Так скажу: в России мы с Мартеном до сих пор популярнее, чем во Франции. Спасибо вашему телевидению. Невозможно представить, чтобы наш центральный канал транслировал биатлон. Во Франции все подчинено футболу.

— Кто ваш любимый игрок?

— Мой любимый французский футболист — Златан Ибрагимович… Ну хорошо, я знаю, что он швед. Но когда ты видишь эти голы, этот характер, эти эмоции – разве может тебе нравится что-то другое?

— Любимый клуб – ПСЖ?

— Только «Барса»! Вы забываете, я все-таки родился в Каталонии. Два часа – и ты на матче лучшей команды мира. Правда, выбраться удается очень редко.

— В чем феномен французского спорта?

— Что имеете в виду?

— Биатлонист – лучший в мире. Футбольные молодежные и юношеские сборные великолепны. Баскетбол растет, хоккей – тоже. Даже в легкоатлетически х спринтах ваши белые парни где-то рядом с Болтом.

— Так и есть, мне приятно слышать.

— Есть версия, что во Франции изобрели какую-то пилюлю или систему, которую до сих пор не распознала ВАДА.

— Смешно слышать, — меняет улыбку на оскал Фуркад. — Просто смешно, что такое могло прийти кому-то в голову. Еще глупее чьи-то заявления, что, мол, принимают все и нужно допинг легализовать. Бред! Мы – чистые спортсмены и никогда не примем тех, кто идет нечестным путем. Это мой принцип, принцип Мартена – и с этого пути мы никогда не сойдем.

Источники:

http://m.ok.ru/ialyblybiatlon/topic/63653750877007
http://rusbiathlon.ru/news/biathlon/id63879/
http://m.sovsport.ru/biathlon/articles/792590-bju-martena-do-sih-por-simon-furkad-o-brate-chempione-russkoj-devushke-i-domashnem-nasilii

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector