0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Формула 1 сенна авария. Почему разбился сенна

Чёрный день «Формулы-1»: 25 лет назад в аварии погиб трёхкратный чемпион мира Айртон Сенна

Ровно 25 лет назад произошла самая страшная трагедия в истории «Формулы-1». На автодроме имени Энцо и Дино Феррари в Имоле во время гонки Гран-при Сан-Марино погиб Айртон Сенна — трёхкратный чемпион мира, кумир многих болельщиков и национальный герой Бразилии. 1 мая 1994 года стало чёрным днём для всех любителей королевских гонок.

За всю историю «Формулы-1» аварий со смертельным исходом было немало: от травм, полученных непосредственно во время гонок, квалификаций и свободных заездов, умерли 32 пилота. В это число не входят многочисленные зрители, маршалы и спасатели, тоже пострадавшие во время аварий, а также американец Карл Скарборо, умерший после гонки от перегрева организма.

Некоторые смертельные случаи уже забылись, а другие до сих пор поражают своим трагизмом. Например, погибший в 1970 году Йохен Риндт вскоре стал чемпионом мира — никто так и не сумел его обойти в общем зачёте. В 1982 году ушёл из жизни Жиль Вильнёв, сын которого спустя годы стал чемпионом мира вместо отца. Но трагедия Айртона Сенны стоит особняком.

Сезон 1994 года Сенна начал в сильнейшей в те годы команде Williams. Бразилец сменил в ней своего главного соперника — Алена Проста, который только что завершил карьеру в статусе чемпиона мира. Сенна, уже тогда считавшийся одним из лучших пилотов в истории, получил прекрасный шанс, чтобы выиграть свой четвёртый по счёту титул.

Но новый розыгрыш чемпионата мира у пилота не задался. Хотя Сенна завоевал поул-позиции на Гран-при Бразилии и Тихого океана, финишировать в обеих гонках он не смог. В те же дни Айртон обсуждал с семьёй возможность создания фонда для поддержки малоимущих жителей Бразилии — эта идея была реализована через несколько месяцев после того, как сам спортсмен уже обрёл покой на кладбище в Сан-Паулу.

Третьей гонкой сезона стал Гран-при Сан-Марино — в наши дни его называют не иначе как «чёрный уикенд». Неприятности в те дни начались с первой же пятничной квалификационной сессии. Через несколько минут в тяжёлую аварию попал молодой соотечественник, а также друг и подшефный Сенны Рубенс Баррикелло. Баррикелло на своём Jordan задел обочину на повороте, взмыл на огромной скорости в воздух, пробил заграждение из шин и ещё несколько раз перевернулся после удара о землю. При этом пилот отделался довольно лёгкими травмами — сломанными носом и рёбрами.

Сенна тут же направился в больницу, но вход для посторонних был закрыт, и ему пришлось перелезть через заграждение. Когда Баррикелло очнулся, то первое, что он увидел, — это слёзы на лице бразильца. В тот момент Сенна задумался о том, что пора повышать безопасность в «Формуле-1», и именно ему, как самому уважаемому пилоту и негласному лидеру пелотона, нужно поднять этот вопрос.

На следующий день произошёл ещё один страшный инцидент, но уже со смертельным исходом. Его жертвой стал австриец Роланд Ратценбергер, участвовавший лишь в третьем Гран-при. На длинной прямой он потерял повреждённое переднее крыло, и его болид Simtek лишился необходимой прижимной силы перед виражом. Ратценбергер на скорости 314 км/ч врезался в бетонную стену и скончался через несколько минут от перелома основания черепа. Это была первая смерть на гонках «Формулы-1» за 12 лет.

Эти две аварии произвели на Сенну сильнейшее впечатление. Узнав о трагедии, он без разрешения сел в машину для персонала и приказал водителю ехать к месту происшествия. К тому времени мёртвого Ратценбергера уже увезли в больницу, и Сенна смог осмотреть лишь его повреждённый шлем. После этого бразилец вновь направился к медицинскому центру и во второй раз подряд нарушил правила, чтобы зайти внутрь.

Там Сенна встретил медицинского директора Международной автомобильной федерации Сида Уоткинса (FIA). Тот, увидев, в каком подавленном состоянии находится пилот, предложил ему сняться с гонки и поехать вместе порыбачить. Гонщик ответил, что об этом не может быть и речи, хотя в тот день уже не сел в болид, чтобы завершить квалификацию.

В итоге Сенна уже в 65-й раз за свою карьеру стал обладателем поул-позиции, в последний раз улучшив принадлежавший ему рекорд. На сегодняшний день по победам в квалификации его обошли только Михаэль Шумахер, впервые ставший чемпионом в 1994 году, и Льюис Хэмилтон. После субботних заездов Сенна не явился на пресс-конференцию, что было нарушением регламента, и стюарды рассматривали возможность его наказать, однако не стали этого делать, приняв во внимание сложившиеся обстоятельства.

Вернувшись в гостиницу, Сенна всё-таки допустил возможность пропустить гонку. Он позвонил своей девушке Адриане Галистеу в Лиссабон, где она делала пересадку по пути в португальское поместье Сенны в Квинте-до-Лаго, чтобы рассказать о своих переживаниях. Но когда вечером они созвонились вновь, пилот сказал, что всё-таки решил стартовать. Он рассказал, что возьмёт с собой австрийский флаг, чтобы развернуть его в случае победы. Сенна немного знал Ратценбергера, с которым его познакомил персональный массажист Йозеф Леберер (его день рождения совпал со смертью гонщика).

Сенна и Галистеу договорились, что вечером после гонки он сразу прилетит в Португалию, чтобы они смогли впервые за месяц увидеться. Девушка пообещала приготовить ему любимое блюдо — курицу на гриле с овощами на пару. Также она рассказала, что начала бегать, и в понедельник Айртон и Адриана запланировали совместную пробежку. Напоследок Сенна сказал, что этот разговор помог ему избавиться от тяжёлых мыслей и поднял настроение.

Читать еще:  Статус в вк про борцов. Статусы про борцов

Утром 1 мая гонщик на вертолёте прилетел на автодром и показал лучшее время на разминке. В это время в боксы Williams зашёл Ален Прост. Бразилец по радио сказал ему: «Привет, мой друг. Я скучал по тебе». Вернувшись в боксы, Сенна велел не трогать машину, так как наконец-то был удовлетворён настройками. Он вновь встретился с Простом, и они поговорили в течение получаса, обсудив в том числе вопросы безопасности. Французский гонщик согласился, что требования к машинам нужно ужесточать. Перед гонкой состоялось общее собрание пилотов и организаторов, сразу после которого Сенна пообщался отдельно с несколькими коллегами. Они договорились, что в следующую пятницу перед Гран-при Монако состоится большая встреча со всеми пилотами, посвящённая безопасности.

Днём гонщики выехали на трассу и выстроились на стартовой приём. Обычно Сенна уже за 15 минут до старта надевал шлем и настраивал себя на прохождение первого поворота. Но в тот день он долго оставался без экипировки и наблюдал за зрителями и гонщиками позади себя. Герхард Бергер из команды Ferrari впоследствии вспоминал, что тогда увидел обращённую ему улыбку бразильского пилота.

В два часа дня гонка стартовала, но практически сразу стюарды вывесили жёлтые флаги, предписывающие гонщикам снизить скорость. Произошла третья крупная авария за уикенд — в заглохшую машину Юрки Ярхилехто врезался Педру Лами. От обломков их машин получили ранения несколько зрителей. На трассу выехал автомобиль безопасности, за которым пилоты должны были следовать, пока стюарды не уберут образовавшийся мусор. Так продолжалось на протяжении пяти кругов, и только на шестом гонка возобновилась.

Сенна на холодных шинах и с полным баком горючего проехал шестой круг невероятно быстро. К концу гонки только Михаэлю Шумахеру и напарнику Сенны Дэймону Хиллу удалось улучшить его время. Шумахер, который стартовал вторым, сразу же отстал на довольно приличное расстояние. Когда на седьмом круге Сенна должен был пройти поворот «Тамбурелло», он неожиданно выехал с трассы и врезался в бетонную стену. Бразилец в тот момент ехал со скоростью 310 км/ч. Вылетая с полотна, он успел сбавить её лишь до 218 км/ч.

В прямом эфире, за которым наблюдали 200 млн телезрителей, столкновение не было показано. Вскоре гонка была остановлена красными флагами, а камеры переключили на место аварии. Болельщики увидели искорёженный болид Сенны и его самого, сидящего в кокпите. Многие заметили, как бразилец пошевелил головой, и решили, что с ним всё в порядке. Однако на самом деле это был мышечный спазм — признак тяжёлой травмы мозга. Наблюдавшая за гонкой Галистеу позднее вспоминала, что её первой реакцией на аварию была радость — Сенна мог теперь пораньше прилететь из Италии. Однако этого не произошло.

К месту происшествия прибыла бригада медиков во главе с Уоткинсом. Он сразу же понял, что Сенна получил тяжелейшую травму головы. Когда доктор с помощниками сняли с него шлем, оттуда вытекло много крови. Голова гонщика была раздроблена над правым глазом, он был без сознания и не дышал, периодически у него останавливалось сердце. В течение десяти минут врачи пытались остановить кровотечение, после чего отправили Сенну вертолётом в больницу. Его подключили к системам жизнеобеспечения, но было очевидно, что это лишь оттягивает неизбежное. По итальянским законам врачи были обязаны поддерживать его жизнь в течение 12 часов.

Когда Сенну загружали в вертолёт, Уоткинс связался с главой «Формулы-1» Берни Экклстоуном и руководителем пресс-службы Мартином Уитакером, чтобы сообщить, что пилот получил серьёзную травму головы. В тот момент Сенна ещё был жив, поэтому гонку было решено возобновить. При этом Экклстоун, Уитакер и находившийся с ними младший брат Сенны Леонардо да Силва ошибочно услышали, что гонщик уже погиб. Спустя 37 минут после аварии гонка началась заново. Шумахер одержал третью победу за сезон, о которой сказал, что не испытывает ни удовлетворения, ни радости.

Мозг Сенны уже долгое время был мёртв, но врачи продолжали искусственно поддерживать в нём жизнь, как того требовал закон. Возникла парадоксальная ситуация — неизбежность смерти была очевидна, но подтвердить её официально было нельзя. Наконец, когда у Сенны в очередной раз остановилось сердце, доктор Мария Тереза Фиандри взяла на себя ответственность сообщить о смерти пилота. Это произошло в 18:40, хотя официально временем смерти гонщика впоследствии стали считать 14:17, когда произошла авария.

В Бразилии был объявлен трёхдневный траур по Сенне. Ему были устроены государственные похороны. За процессией по улицам Сан-Паулу наблюдали около 3 млн человек. На траурную церемонию прибыли множество пилотов, в том числе Прост, Баррикелло и Бергер. Семья Сенны не допустила, чтобы в процессии принимал участие Экклстоун, а глава FIA Макс Мосли не приехал на неё, чтобы побывать на похоронах Ратценбергера, которые проходили в это же время.

О причинах аварии высказывали множество предположений: прокол шины, некачественная трасса, потеря управления. Спустя несколько месяцев установили, что Сенна вылетел с трассы из-за поломки рулевой колонки. Однако и у этой версии имеются противники — колонка, которую удлинили по просьбе Сенны, треснула по заваренному шву, так что она могла сломаться и в момент аварии, а не до неё.

После смерти Сенны полиция Италии возбудила уголовные дела против шести человек: трёх судей на трассе в Имоле, владельца Williams Фрэнка Уильямса, технического директора Патрика Хэда и конструктора болида Эдриана Ньюи. Им грозило наказание в виде условного лишения свободы, однако суд не обнаружил, что кто-либо из них виновен в смерти трёхкратного чемпиона мира.

Читать еще:  Помогают ли отжимания для подтягивания. Взрывная программа для подтягиваний на турнике и отжиманий от пола! (Battle For Time)

Формула 1 сенна авария. Почему разбился сенна

После аварии Ратценбергера главврач Ф-1 Сид Уоткинс предложил Айртону Сенне не принимать участия в гонке

Виньерон: Когда показали аварию, Эрик Башлар сразу все понял. Он обхватил голову руками, отключил микрофон, повернулся ко мне и сказал: «Это конец, это конец. Он мертв».

Мы сейчас говорим, что Формуле-1, возможно, не хватает риска. Что машины стали слишком безопасными. Но когда ты сталкиваешься с этим. Ты просто не знаешь, что делать, что говорить, как продолжать работать. Я никогда не забуду этот ужин. Вечером мы пошли в ресторан рядом с отелем. Та же самая компания, те же люди. Все были тут, кроме одного. За весь вечер мы не сказали друг другу ни единого слова.

Нигаард: Все казалось какой-то нелепой случайностью. Мир не перевернулся – мы думали, что до следующей такой аварии пройдет еще как минимум 12 лет. Все понимали: да, это новичок, да, это не самая хорошая машина – уже тогда начали говорить о том, что шасси не прошло краш-тест. Но на следующий день это случилось с лучшим гонщиком на планете.

Виньерон: В Имоле у меня должно было состояться интервью с Айртоном. Мы обо всем договорились еще до начала уикенда, но интервью откладывалось. Сначала из-за аварии Рубенса, потом из-за гибели Роланда – в итоге Беатрис, пресс-атташе Сенны, сказала: «Нет, сейчас мы не сможем этого сделать, давай в Монако». Но она позволила поснимать его для будущего сюжета. После квалификации он пошел в здание управления гонкой – никто не знал об этом, но нас допустили туда с условием, что мы не будем задавать никаких вопросов. Но это и так было невозможно.

За круг до аварии Роланд повредил переднее антикрыло своего Simtek, но вместо того, чтобы заехать в боксы, решил продолжить атаковать

Мы были неплохо знакомы, потому что перед началом сезона Renault приглашала группу журналистов в Эшторил на встречу с Сенной, где мы могли немного пообщаться в неформальной обстановке – мы фактически провели три дня вместе. Но тем вечером он как будто никого не замечал. Мы снимали его, когда он выходил из пункта управления гонкой и на протяжении всего пути до боксов Williams: никаких эмоций, словно робот, в темных очках, он просто передвигался, ни на кого не обращая внимания.

center– Воскресенье –/center

Нигаард: В тот год я еще работал комментатором на датском телевидении. Но мы показывали не все гонки, и Имола тоже не попала в эфир. Поэтому я пошел фотографировать. Отснял старт, на котором произошла авария, и перед рестартом отправился в поворот «Тоза». Там я стоял на одной платформе с итальянским оператором, который снимал для официальной трансляции.

Оттуда я отснял рестарт, Айртона, который лидировал. А потом вновь был вывешен красный флаг. «Тамбурелло» за лесом не было видно, но мы понимали, что это Айртон, потому что он единственный не проехал мимо.

Айртон Сенна перед стартом практически всегда сидел в машине в шлеме. Однако в Имоле бразилец надел его всего за пару минут до начала гонки

Васконцелос: Удар был. никаким. Риккардо Патрезе бывал в переделках посерьезнее, Микеле Альборето, Нельсон Пике. И все вставали и выходили из машин сами. Мы к этому привыкли.

Когда Айртон вылетел, я лишь подумал: «Три! Три схода подряд!»

Михаэль лидирует, ты начинаешь считать очки, делать какие-то пометки для будущего отчета о гонке, а потом. «Стоп, почему он не вылезает? Он хочет, чтобы гонку остановили? Он думает, что сможет стартовать еще раз?» Тогда для этого была возможность – у команд были запасные машины.

То, что дело серьезно, я понял по реакции маршала. Первый человек, который близко подошел к Айртону, заслонил лицо руками. И ушел. Это не нормальная реакция. Он увидел что-то, что видеть не привык. Чем больше времени это занимало, тем четче мы все начинали осознавать, что последствия могут быть самыми серьезными.

После стартовой аварии на трассу выехала машина безопасности. В боевом режиме после этого гонка продолжалась лишь полтора круга. Здесь Сенна еще лидирует

Нигаард: Мы не могли общаться с оператором, потому что он не знал ни слова по-английски, а я не говорю по-итальянски. Пришлось объясняться жестами. Он почему-то мог слышать внутренние переговоры медиков и директора гонки у себя в наушниках. Через несколько минут после остановки гонки он побледнел и зажмурился. Я спросил: «Ке? Ке?» Он ответил: «Кондиционе скарца», – я ничего не понял, развел руками. Тогда он провел ладонью по горлу.

Потом я второй раз за уикенд увидел, как Айртона уносит с собой вертолет.

Виньерон: Вся картина выглядела мрачно, а у нас не было никакой информации. Обычно ее стараются донести до комментаторов, но у нас не было ничего. Продолжать работать было очень сложно. Ты спрашиваешь себя: «Что я здесь делаю? Я работаю комментатором, должен рассказывать людям о спортивном шоу, но второй день подряд вынужден говорить о том, что кто-то умирает». Я несколько раз отключал микрофон и звонил в Брюссель – спросить, что происходит: у них тоже не было новостей. Сначала ситуация была «очень плохой», потом вроде бы стала «чуть лучше», потом опять – «критической». В итоге я оставил в кабине Эрика одного. Сказал ему, чтобы он просто рассказывал о том, что видит на экране. Сам отправился в паддок.

Читать еще:  Распределение нагрузки по фазам: схема, правила, видео. Трехфазная сеть: расчет мощности, схема подключения

Васконцелос: Две трети журналистов в пресс-центре не смотрели трансляцию гонки. На некоторых телевизорах включили канал RAI, который вел прямой репортаж из госпиталя в Болонье. К нам приходили представители команд, не только Williams, всех остальных тоже – спрашивали, что нам известно. Но мы не знали, что ответить.

Айртон Сенна. Чтобы помнили.

22 года назад, во время гонки «Формулы-1» в Сан-Марино погиб великий Айртон Сенна.

Считается, что в Формуле-1 гонки в дождевых условиях выравнивают шансы участников — скорости сильно уменьшаются, и преимущество более мощного мотора или лучшей аэродинамики нивелируется. Однако Айртон Сенна именно в этих условиях не раз демонстрировал большое преимущество над другими гонщиками. За многочисленные примеры высоких достижений в дождевых гонках спортивные журналисты и болельщики дали Сенне прозвище «Человек дождя».

Свою первую победу на трассе в Эшториле в 1985 году Сенна одержал также в условиях сильного дождя, когда даже шедший вторым Ален Прост не справился с управлением, его развернуло и бросило на стену. Вторая гонка, в которой Сенна одержал победу в 1985 году — Гран-при Бельгии — тоже проходила в дождь. Впоследствии Сенна провёл немало интересных дождевых гонок, которые запомнились и экспертам, и болельщикам.

Одной из самых ярких дождевых гонок Сенны стал Гран-при Европы 1993 года. Гонка началась при сильном дожде, что спутало все прогнозы. Многие эксперты после гонки говорили, что это был лучший первый круг гонки, который они когда-либо видели. В дальнейшем дождь то прекращался, то начинался снова, гонщики постоянно меняли резину, при этом Сенна несколько раз в течение гонки затягивал смену резины, продолжая ехать по мокрой трассе на сликах. В результате на финише гонки в одном круге с победившим Сенной был только Хилл, который отстал от Сенны на 80 секунд.

В 1994 году Сенна перешёл из «Макларена» в «Уильямс-Рено», сильнейшую на тот момент команду. 1 мая 1994 года Айртон участвовал в третьей за свою новую команду гонке — Гран-при Сан-Марино. Он снова выиграл поул, но гонка закончилась для него трагически.

Этот снимок сделан 1 мая 1994 года.Перед последней гонкой Айртона.

В течение всего уикенда, в который проходила эта гонка, постоянно случались различные неприятности, из которых наиболее серьёзными стали две. Сначала во время пятничных свободных заездов в серьёзную аварию попал Рубенс Баррикелло. Он сломал нос и ребро, оказался в больнице и не смог из-за этого участвовать в гонке.

Баррикелло недавно пришёл в Формулу-1 и считался протеже Сенны. Сенна навестил Баррикелло в больнице (врачи запретили ему это делать, поэтому Айртону пришлось перелезть через стену), и после разговора с ним пришёл к выводу, что нужно пересматривать стандарты безопасности в Формуле-1.

На следующий день во время субботней квалификации погиб австрийский гонщик Роланд Ратценбергер — его машина вылетела с трассы в скоростном вираже «Вильнёв» на скорости около 314 километров в час и ударилась левой стороной о железный ограничитель. Эта смерть шокировала всех, поскольку в течение предыдущих 12 лет никто из гонщиков не погибал на трассе и многие впервые переживали такой момент.

Сенна ещё более уверился в том, что необходимо срочно принимать меры по повышению безопасности гонок. Утром в воскресенье по инициативе Сенны состоялось собрание гонщиков, на котором они договорились создать рабочую группу по безопасности, которая занялась бы разработкой плана мероприятий. Участники этого собрания вспоминали, что Сенна вёл себя очень нервно и неуравновешенно, как будто предчувствовал что-то.

В начале гонки в первом повороте столкнулись Педро Лами и Юрки Ярви Лехто (при этом разлетевшимися обломками были ранены трое зрителей, один из них тяжело), и на трассу выпустили машину безопасности, чтобы скорость движения болидов снизилась и можно было убрать обломки. Гонщики ехали за машиной безопасности до 6-го круга.

На 7-м круге, втором после ухода машины безопасности и рестарта гонки, машина Сенны сорвалась с трассы в повороте «Тамбурелло» и на огромной скорости врезалась в бетонную стену. Согласно показаниям телеметрии, в момент срыва скорость машины была около 310 километров в час, после этого Сенна успел затормозить и замедлить машину, но всё же скорость в момент удара о стену составляла примерно 218 километров в час.

Когда стало понятно, что Сенна остаётся неподвижным в машине, гонка была остановлена, к месту аварии прибыли медики. Когда Сенну достали из обломков машины, он практически не подавал признаков жизни, ему сделали трахеотомию и на вертолёте доставили в госпиталь, подключив к аппарату искусственного дыхания.

После проведённого обследования стало ясно, что мозг Сенны мёртв и шансов на его выход из комы не осталось.

Смерть Сенны стала трагедией для многих болельщиков во всём мире, и в особенности в Бразилии. Бразильское правительство объявило трёхдневный национальный траур. В день похорон Сенны в Сан-Паулу траурную процессию сопровождали несколько миллионов человек. Одним из тех, кто нёс его гроб, был давний соперник Сенны Ален Прост.

Спустя некоторое время поворот «Тамбурелло» сгладили и снесли бетонную стену, создав там глубокую гравийную ловушку. В 1996 году там был установлен памятник Айртону Сенне: на высоком подиуме он сидит, свесив ноги, в комбинезоне пилота, держа в правой руке шлем, и смотрит свысока на трассу, которая стала для него последней.

Источники:

http://russian.rt.com/sport/article/626865-senna-smert-25-let
http://motor.ru/stories/senna19years.htm
http://pikabu.ru/story/ayrton_senna_chtobyi_pomnili_4171954

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector