1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое другое право другое лево. Почему взрослые люди путают правую и левую стороны? Деление мира на «лево» и «право» страннее, чем вы думаете

Деление мира на «лево» и «право» страннее, чем вы думаете

Вы мгновенно определяете, где лево, а где право? Если да — прекрасно, потому что, как показывают психологические исследования, это не самая лёгкая для человека задача. Ученый-когнитивист Кензи Куперрайдер рассказывает, как культура формирует наше мышление, почему привычка воспринимать мир по «отношению к себе» неестественна для нас как вида и от каких факторов могло зависеть переключение человеческого мышления с природного геоцентрического на искусственное эгоцентрическое.

«Где лево, а где право?» — для кого-то этот вопрос остаётся нерешенным и во взрослом возрасте. И в этом нет ничего удивительного — психологам давно известно, что лево и право очень сложно поддаются запоминанию. Удивительно другое: люди, которые с трудом различают правую и левую сторону, с лёгкостью ориентируются по сторонам света и объектам, расположенным в разных точках пространства. Так, может быть, дело не в когнитивных способностях отдельных людей, а в том, что система пространственного мышления, которую мы впитываем со своей культурой, априори чужда нам как виду, нашему способу восприятия пространства? Сегодня мы предлагаем перевод статьи ученого-когнитивиста из Университета Чикаго Кензи Куперрайдера, в которой он описывает психологические исследования, помогающие нам понять, как культура формирует наше мышление.

Деление мира на «лево» и «право» страннее, чем вы думаете

Возьмём эксперимент 2009 года с участием лишь исследователя, ребенка и инструкции из пары слов. Исследователь объявляет/призывает «Давайте танцевать!» и демонстрирует ряд движений: он держит руки вместе на уровне глаз и разводит их: сначала влево, потом вправо, затем влево дважды – на счёт «один, два, три, четыре!». После нескольких попыток все дети могли исполнить этот танец самостоятельно. Затем был тест: исследователь раскручивал ребёнка вокруг себя, чтобы запутать его, и просил снова исполнить танец. Попробуйте это на своих друзьях, и они, вероятно, воспроизведут танец точно – влево, вправо, влево, вправо – как и большинство из 50 немецких детей из описанного исследования.

Но ученые также проверили еще одну группу детей, которая состояла из 35 членов культуры коренных охотников-собирателей в северной Намибии. Когда их разворачивали на 180 градусов (после того, как они осваивали правила), большинство из них демонстрировали зеркальное отражение танца: движения вправо стали левонаправленными, а движения влево – наоборот. Почему? Исследователи пришли к выводу, что, когда намибийские дети исполняли этот танец в первый раз, они запомнили его как чередование движений в направлении разных сторон света, а не относительно разных сторон своего тела (лево, право). По-видимому, дети танцевали в соответствии с направлениями компаса.

«Через чувства мы познаем, что находится вне нас, лишь постольку, поскольку это находится по отношению к нам» — писал Кант.

Если вы находите это поразительным, вы в хорошей компании. Почтенный философ Иммануил Кант утверждал, что три основных классификации расположения (человеческого тела или предметов относительно него) – перед и зад, верх и низ, лево и право — обеспечивают фундаментальную основу переживания пространства. Я могу думать о посудомоечной машине в моей кухне, которая находится, например, справа от раковины, или о ключах, которые лежат в моем левом кармане. Кант думал, что эта эгоцентрическая система отсчета была основной и универсальной. «Через чувства мы познаем, что находится вне нас, лишь постольку, поскольку это находится по отношению к нам», — писал он. Люди не могут различать кардинальные направления, продолжил он, без первостепенного различения «лево-право». Намибийские дети в пику Канту и ряду ученых-когнитивистов XX века предпочитают видеть пространство сквозь призму другой, геоцентрической системы.

Они не одиноки. С начала 1990-х годов исследовательская группа из Института психолингвистики Макса Планка (Нидерланды) во главе со Стивеном Левинсоном стала изучать, насколько разные мировые культуры отличаются в своих предпочтениях «систем пространственного отсчета». И они нашли группы, подобные намибийским, в Австралии, Мексике, Индии и за ее пределами. Мои коллеги и я, например, изучали геоцентрически ориентированных юпно из Папуа-Новой Гвинеи, которые анализируют пространственные картины, исходя не из того, насколько они велики или малы, а с точки зрения, как они расположены относительно горы (направлены вниз или вверх). Это не означает, что я как носитель английского языка никогда не использую геоцентрическую модель. Просто я использую её выборочно – например, при описании отношений между двумя городами (Сан-Франциско находится к северу от Лос-Анджелеса) — но не когда речь идет о том, где, скажем, находятся вещи в моём доме, хотя это было бы столь же точно.

Заманчиво предположить, что наша привычка воспринимать мир «по отношению к себе» является естественной по умолчанию, интуитивной отправной точкой; способ, которым намибийцы или юпно определяют расположение вещи, кажется нам девиантным (каким-то отклонением). Но новые результаты, недавно опубликованные в журнале Cognitive Psychology, говорят о том, что это неверное впечатление.

Одна подсказка была всегда на виду: психологам десятилетиями было известно, что лево и право очень сложно поддаются запоминанию. Дети годами учатся правильно надевать ботинки на нужную ногу, постоянно путая этих «двойников» и используя случайно слова «лево» и «право», пока они действительно не усвоят их. Как правило, это происходит в возрасте около 10 лет. На самом деле, многие из нас и во взрослом возрасте воюют с этими терминами («Нет, слева с твоей стороны»). Это новое исследование непосредственно сравнивает понимание детьми эгоцентрических концепций, таких как «право» и «лево», с геоцентрическими понятиями, как, например, «север» и «юг». Усваивается ли какая-либо из этих концепций естественнее, чем другая?

Чтобы проверить это, исследователи научили четырехлетних детей новым пространственным терминам, используя выдуманные слова «зив» и «керн». Наиболее показательным был эксперимент с участием 20-ти детей, говорящих на английском языке. Во-первых, исследователи по одному разу маркировали детские руки: «Это твоя рука зив [трогает левую руку ребенка]. А это твоя рука керн [касается правой руки]». Как и в исследовании 2009 года, ученые раскручивали детей и просили их поднимать левую руку. Ещё один камень в огород Канта: в 73 % случаев четырехлетние поднимали свою правую руку — ту, которая была маркирована как «керн».

Читать еще:  Спортивная ходьба для начинающих. Анализ техники спортивной ходьбы. Техника спортивной ходьбы и бега

Напомним, что американские дети не наследуют подобного геоцентрического восприятия через свой язык или культуру. Тем не менее, они были склонны предполагать, что эти новые названия – это что-то вроде севера и юга, даже при том, что ими «помечались» их правая и левая руки (возможно, причина того, что они вели себя подобно намибийским детям, а не немецким, которые действовали в рамках своей культуры, заключалась в том, что немецким детям, усваивающим танец, было в среднем по восемь лет и они уже приняли заданное культурой направление). Исследователи также обнаружили, что четырехлетних малышей легче научить геоцентрическим, чем эгоцентрическим понятиям (хотя эгоцентрические термины «перед» и «зад», казалось бы, должны быть более интуитивно понятны для детей, чем «лево» и «право»).

Таким образом, выходит, что некоторые пространственные понятия действительно приходят к нам легче, чем другие, — но не те, которые, как мы могли бы предположить, должны прийти в первую очередь. Эти эксперименты заставляют задуматься: если так сложно усвоить концепцию «право-лево», как мы пришли к тому, чтобы смотреть на мир через призму этих сложноперевариваемых понятий, и почему?

Что ж, в современном мире у нас нет большого выбора – умение различать лево и право является сегодня вопросом выживания. Мы ездим по одной стороне дороги, а не по другой, например. Более глубокий вопрос заключается в следующем: почему наша культура решила плыть против течения наших когнитивных особенностей? Зачем беспокоиться о различении «лево» и «право», которое сложно нам даётся и без которого многие культуры спокойно обходятся?

Одна из точек зрения сводится к тому, что всему виной язык. По какой-то исторической случайности разные языки закрепили разные способы говорить о пространстве, и мы просто усвоили привычки языка, с которым нам пришлось иметь дело. Согласно более привлекательной альтернативе, язык является лишь симптомом более глубоких когнитивных изменений, которые лишь недавно были приведены в движение. Возможно, на ранних этапах индустриализации, благодаря которой людям пришлось больше времени проводить в закрытых помещениях и густонаселенных городах, больше читать и писать, больше ходить от одних мест к другим, заставило нас изменить наши способы деления пространства. Это не было сознательным выбором принять другую систему пространственного отсчета или, наоборот, какая-нибудь случайность. Это была адаптация к новым условиям.

Дальнейшие исследования с детьми могли бы дать новые подсказки, как происходил этот сдвиг. Дети в нашей культуре начинают с геоцентрического мышления, но растут в строго эгоцентрической системе. Какие факторы вызывают это переключение? Ответ на этот вопрос поможет нам в поиске причин того, что же все-таки в какой-то момент в нашей культуре привело нас к привычке смотреть на мир через призму своеобразных «лево» и «право».

Почему мы путаем право и лево

Право и лево легко спутать, особенно когда мы спешим или глубоко задумались. В некоторых ситуациях такая ошибка может обойтись очень дорого. Биопсихолог Себастиан Окленбург и клинический психолог Лидия Федорова помогут разобраться, почему это происходит и как научиться правильно определять направление.

Задолго до революции в Российской империи офицеры, тренировавшие солдат на плацу, столкнулись с проблемой: рекруты из крестьян в принципе не различали лево и право. Поэтому команда «Правой! Левой!» была для них переделана в понятную и простую: «Сено! Солома!» «Сено» — левая нога, «солома» — правая. Так солдаты быстрее учились строевому шагу.

Времена неграмотных крепостных давно прошли, а право и лево до сих пор путают многие люди с разным уровнем интеллекта и образования. Те, кто ходил на занятия йогой или танцами, сталкивались с такой ситуацией: преподаватель показывает движение, все повторяют за ним, и обязательно найдется пара-тройка людей, которые вытягивают другую ногу или руку.

Путаница с лево и право на самом деле довольно часто встречается. Особенно если мы спешим. Например, когда ведем автомобиль по автобану со сложными развязками и пытаемся не пропустить нужный поворот, слушая указания навигатора или пассажира. Так почему же мы все время путаем стороны, но не испытываем никаких проблем с понятиями вверх-вниз или вперед-назад?

Биопсихолог Себастиан Окленбург изучает влияние мозга и нейромедиаторов на поведение, мыслительные процессы и эмоции человека. Он называет две причины, почему мы путаем право-лево.

  • «Право» и «лево» меняются в зависимости от угла зрения. Когда нам указывает направление человек напротив, мы можем запутаться и ошибиться.
  • «Лево» и «право» — условные понятия, они не обусловлены физическими законами. Чтобы определить, где верх и низ, можно просто подбросить яблоко — оно всегда упадет вниз. С лево-право разобраться сложнее.

Сколько людей путают лево и право?

«Огромное количество людей сталкивается с подобными проблемами в повседневной жизни», — пишет Окленбург. Первое крупное исследование по этой теме было опубликовано в 1970-х годах. В нем приняли участие врачи и их супруги. Около 9% мужчин и 17% женщин заявили, что часто путают лево-право. Исследования, проведенные позднее, показали, что примерно треть людей хотя бы иногда путают лево и право.

Безобидная особенность или опасная тенденция?

Есть виды деятельности, в которых путаница обходится слишком дорого. Например, в работе хирурга. В январе 2000 года два врача в больнице в Южном Уэльсе случайно удалили здоровую левую почку вместо больной правой, что в итоге привело к смерти пациента, пишет Окленбург.

Медицинские работники часто ограничены во времени, поэтому ошибки более вероятны. Это подтверждают данные опроса студентов-медиков — те часто путают право и лево. Врачи используют специальную маркировку перед операцией. С ее помощью хирург может определить, какую конечность или орган следует оперировать или удалить.

Важность такой маркировки подтвердилась ​​в 2014 году благодаря исследованию работы глазных хирургов из Израиля. В рамках проекта хирургам называли имя пациента, показывали его лицо с расстояния 2 метров и просили вспомнить, какой глаз оперировался. Медики смогли дать правильный ответ, зная имя пациента, только в 73% случаев. А глядя на его лицо — в 83% случаев. Чем больше времени проходило между предоперационным обследованием и операцией, тем больше было ошибок.

Читать еще:  Упражнения для увеличения грудины за 3 дня. Пример программы тренировок. Какие делать упражнения для увеличения бюста дома

Что происходит в мозге, когда мы путаем лево и право?

Так почему же мы совершаем такие ошибки?

Окленбург пишет: «Исследования пациентов показали, что для различения левого и правого очень важна угловая извилина в теменной доле головного мозга».

Повреждение в этой области может привести к так называемому синдрому Герстмана. Это редкое неврологическое состояние, при котором у пациентов проявляются:

  • пальцевая агнозия — расстройство, при котором больной не может указать на своей руке тот же палец, который у себя на руке показывает врач;
  • аграфия — отсутствие способности писать, соединять буквы и слоги;
  • акалькулия — нарушение счета и неспособность к счетным операциям;
  • путаница с определением право и лево.

Нейробиологи использовали различные методы для того, чтобы определить, влияет ли угловая извилина на ошибки с лево-право у здоровых людей, а не только у пациентов с синдромом Герстмана. Используя различные техники, в том числе магнитную стимуляцию и МРТ, ученые обнаружили: угловая извилина действительно становится активной, когда человек пытается выбрать право или лево, а нарушение правильного функционирования угловой извилины приводит к частым ошибкам.

Так что же делает угловая извилина? Исследования показали, что она участвует в процессах, связанных с языком (например, семантическая обработка и чтение слов), а также в работе памяти и пространственного осознания. Окленбург полагает, что она объединяет эти процессы, чтобы мы могли управлять нашими действиями.

Исследования объясняют, почему здоровое функционирование этой части мозга так актуально для определения правого и левого. Ведь для подобного различения требуются как словесные процессы — слова «левый» и «правый» нужно применять к объектам в среде, — так и память, поскольку мы должны помнить, что справа, а что слева. И, конечно, нужна пространственная обработка, поскольку нам нужно разобраться, находятся ли объекты слева или справа. Если взаимодействия нет, может возникнуть путаница.

Как избавиться от путаницы?

Мы чаще путаем право и лево, если находимся в состоянии стресса или торопимся. Поэтому, считает биопсихолог, в такие моменты имеет смысл остановиться и подсказать себе — правая или левая сторона нам нужна. Можно воспользоваться «шпаргалками». Например, вспомнить, в какой руке мы держим ручку. В любом случае, все эти трюки требуют времени. Можно ли развить нужный навык так, чтобы реагировать быстрее?

«Все мы разные, с разными способностями, разным опытом»

Клинический психолог Лидия Федорова

Некоторые люди легко и быстро различают лево и право, другим приходится труднее. Происходит это оттого, что все мы разные, с разными способностями, разным опытом, с разными стартовыми возможностями. Кроме того, в столь сложном процессе задействовано множество нейрофизиологических механизмов.

Если путаница не связана с серьезным поражением головного мозга, то, скорее всего, это индивидуальная особенность. Как правило, для преодоления путаницы достаточно некоторое время сознательно поработать над навыком — например, играя в простые игры.

1. Пометьте «неглавную» руку. Правши — левую, а левши — правую. Для этого, например, можно запомнить, что часы у вас всегда на левой/правой руке, либо постоянно носить легкий браслет, кольцо.

2. «Отработать» левую и правую стороны. Мысленно пройдитесь по телу, отмечая и называя его части с одной стороны, затем — с другой. У нас есть левое и правое ухо, левый и правый глаз и так далее. Можно поиграть с собой или с партнером в игры-задания: «Почеши правой рукой левое ухо, а левой рукой правый локоть, стоя на правой пятке».

3. Играйте в игры с пространственными схемами. Попросите друга или родственника давать вам команды-направления, например: «Сделай три шага влево, шаг вперед, четыре шага вправо». Для поддержания мотивации и вовлеченности в процесс в конце квеста вас может ждать сюрприз-поощрение.

Можно усложнить игру, давать указания: «Двигайся слева направо» или наоборот. Взрослые могут выстраивать схемы по памяти. В такой игре вы сами говорите, как именно будете добираться до условленной точки — например, поедете в торговый центр. Здесь важно описать движение, оперируя понятиями «право» и «лево». Контролировать процесс может ваш друг или вы сами, сверяясь с картой. Можно также играть в настольные «бродилки» или в специальные игры на развитие пространственного мышления.

4. Учитесь различать левую и правую стороны у других. Для этого поиграйте в «Зеркало» и «Зеркало наоборот». В первом случае вы с напарником встаете друг напротив друга. Он двигается, а вы, как в зеркале, повторяете его движения — если он поднимает правую руку, то вы, соответственно, левую. А в игре «Зеркало наоборот» надо делать движения противоположной частью тела: если партнер поднимает левую руку, то вы не «отражаете» его, а меняете сторону и тоже поднимаете левую.

5. Рисуйте двумя руками. Это неплохой способ разобраться, что с какой стороны находится.

Ежедневные тренировки научат различать лево и право, и со временем навык автоматизируется. Ну а если и так не получается, то можно проконсультироваться и позаниматься с нейропсихологом.

Где у вас право?

Слова «правый», «правильный» и «праведный» однокоренные во многих языках. Психолингвист Дэниел Казасанто из Института психолингвистики Макса Планка (Нидерланды) задался вопросом, зависит ли связь «правый — правильный» от того, какая рука у нас ведущая.

Обрести живительный сон

Этой естественной потребности — и одновременно особому удовольствию — посвящена треть нашей жизни. Но сон неподвластен нашей воле: множество людей лишь мечтают о способности засыпать, едва коснувшись подушки.

Почему люди путают левую и правую стороны: мнение психологов

Почти каждый, кто когда-либо посещал занятия йогой, знает ситуацию: все с готовностью следуют инструкциям тренера, но, как правило, один или два человека в классе вытягивают руку или ногу, противоположную всем остальным.

Путаница лево и право на самом деле довольно часто встречается в повседневной жизни и случается со многими людьми всякий раз, когда задача требует от них провести различие между двумя сторонами. Особенно это заметно в условиях нехватки времени, например, когда собеседник дает указания повернуть налево или направо, сидя на месте пассажира в быстро движущейся машине.

Так почему же мы все время путаем лево и право? Но при этом у нас нет абсолютно никаких проблем, чтобы отличить верх и низ? Оказывается, может быть две причины для этого!

Читать еще:  Можно ли беременным заниматься пилатесом. Фитнес для беременных. Можно ли заниматься пилатесом

С одной стороны, различие между левой и правой стороной является более сложным, чем различие между верхним и нижним значениями. То, что справа, изменяется в зависимости от точки обзора. Большую часть времени мы различаем левую и правую стороны с нашей собственной точки зрения, но если мы должны различать их с точки зрения человека, стоящего перед нами, то сторона левой руки — это сторона их правой руки. И это сбивает с толку, не так ли?

С другой стороны, различие между левым и правым более сложное, чем различие между верхним и нижним, поскольку это совершенно произвольное понятие. Под ним не подразумевается никаких физических законов. Вы хотите знать, что вверх, а что вниз? Возьмите яблоко, а затем бросьте его. Где он приземляется, обычно низ. Но чем с точки зрения физики отличается лево и право? Это непросто.

Сколько людей путают левое и правое более или менее регулярно?

Удивительное число людей сталкивается с такой проблемой в своей повседневной жизни, поэтому, если это когда-нибудь случится с вами, вы в этом не одиноки. Первое крупное исследование по этой теме было опубликовано в 70-х годах. В исследовании принимала участие выборка врачей и их супругов. Около 8,8% мужчин и 17,5% женщин заявили, что они часто испытывают путаницу влево-вправо в своей повседневной жизни. Некоторые более поздние исследования оценивают цифры еще выше. Например, австралийское исследование, проведенное в 1990 году, показало, что примерно треть людей, по крайней мере, иногда испытывают замешательство в повседневных ситуациях, связанных с выбором левой и правой сторон.

Безвредна ли такая путаница? Почему ученые должны исследовать ее?

В то время как большинство случаев путаницы в повседневной жизни безвредно, есть определенные работы, в которых вы действительно не хотите путать лево и право. Вероятно, первым на ум приходит хирург. Опасна путаница лево-право в медицинских учреждениях. И это все еще случается чаще, чем можно подумать. Например, в январе 2000 года два врача в больнице в Южном Уэльсе случайно удалили функционирующую левую почку вместо правой, что в итоге привело к смерти пациента.

Хотя само по себе дифференцирование сторон не обязательно является сложной задачей, медицинские работники часто находятся под огромным давлением времени, что может повысить вероятность путаницы влево-вправо и других ошибок. Действительно, студенты-медики часто сообщают о неуверенности в этом вопросе.

Поэтому было рекомендовано использовать боковую маркировку перед операцией, чтобы четко определить хирургу, следует ли удалить левую или правую конечность или орган. Насколько важна эта мера, было показано в 2014 году в исследовании глазных хирургов из Израиля. В этом исследовании врачей попросили опознать сторону операции по имени пациента и, глядя на лицо пациента с расстояния 2 метра.

Хирурги смогли правильно определить сторону глаза, которая должна была быть прооперирована, только в 73% случаев на основании имени пациента и в 83% случаев, глядя на лицо пациента. Количество ошибок возрастало с увеличением времени между предоперационным обследованием и операцией. Таким образом, если врачи действительно выполнили операцию без информации о боковых отметках на пациентах, вероятность операции на неправильном глазу, по крайней мере, у нескольких пациентов была довольно высокой.

Что происходит в мозге, когда мы путаем лево и право?

Так почему же мы путаем лево и право? Исследования пациентов показали, что, в частности, угловая извилина в теменной доле головного мозга очень важна для различения левого и правого. Повреждение в этой области мозга может привести к так называемому синдрому Герстманна, редкому неврологическому состоянию, при котором у пациентов проявляются четыре ключевых синдрома:

  1. Агнозия пальцев (неспособность назвать или отличить пальцы).
  2. Аграфия (невозможность писать).
  3. Акалькулия (трудности в выполнении даже простых математических задач).
  4. Путаница лево-право.

Нейробиологи использовали различные методы, чтобы исследовать, влияет ли угловая извилина на спутанность в различении лево-право у здоровых людей, а не только у пациентов с синдромом Герстманна. Например, группа ученых из Университета Дарема в Великобритании использовала технику, называемую повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция (rTMS), чтобы исследовать роль угловой извилины в путанице лево-право.

Методика использует магнитную катушку для индукции небольшого электрического тока. Он стимулирует определенные участки мозга, которые могут либо ингибировать, либо возбуждать их функцию. Исследователи обнаружили, что после rTMS левой угловой извилины участники показали ухудшение определения лева-права, чем в контрольном состоянии без rTMS. Таким образом, нарушение правильного функционирования этой области мозга приводит к еще большей путанице.

Несколько лет спустя группа норвежских ученых использовала технику, называемую функциональной магнитно-резонансной томографией (МРТ), чтобы исследовать дискриминацию лево и право. Методика использует магнитный резонанс для определения областей мозга, которые активны и поэтому получают много кислорода из крови во время выполнения определенной задачи. Участники ложились в сканер МРТ в больнице. Врачи смотрели на фотографии рук, которые указывали в разных направлениях. Их задачей было определить, была ли рука левой или правой рукой. Анализ данных показал, что действительно имела место активация в правой угловой извилине и окружающих областях в теменной доле.

Так что же делает угловая извилина? Оказывается, это довольно универсальный участок мозга. Исследования показали, что он связан с языковыми процессами, такими как семантическая обработка и чтение слов, а также с памятью и пространственным познанием. Для различения левого и правого требуются словесные процессы (слова левый и правый нужно применять к объектам в окружающей среде), память (вы должны помнить, что осталось слева, а что справа) и пространственная обработка (вы должны обрабатывать, находятся ли объекты вокруг вас слева или справа). Если интеграция этих различных процессов не удалась, может возникнуть путаница.

Что я могу сделать против путаницы лево-право?

Кажется, что левые-правые путаницы происходят чаще, когда мы испытываем стресс или нехватку времени, поэтому, вероятно, замедление — хорошая идея, чтобы избежать путаницы в левом и правом. Кроме того, когда вы сомневаетесь, какая сторона с какой, старый трюк состоит в том, чтобы сделать L-образную форму большим и указательным пальцами каждой руки. Тот, который на самом деле выглядит как буква L, это левая рука!

Источники:

http://vk.com/@other_philosophy-delenie-mira-na-levo-i-pravo-strannee-chem-vy-dumaete
http://www.psychologies.ru/standpoint/pochemu-myi-putaem-pravo-i-levo/
http://fb.ru/post/psychology/2019/3/19/68530

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector