1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рассказы о животных коми писателей на русском. Японские народные сказки. Коми народная сказка

Рассказы о животных коми писателей на русском. Японские народные сказки. Коми народная сказка

Подпишись на новости

Коми народная сказка

ежала по лесу лисица, глядь, навстречу старая лошадь. Лошадь рассказала, что ее выгнал хозяин. Потолковали лошадь с лисой и решили, что они вместе станут жить, вместе еду добывать, а коли не прокормятся, то бросят жребий, кого из них зарезать, чтобы другой сыт был. Жили они, жили. Наконец, вся еда кончилась. Стали жребий метать, кого из них зарезать. Выпал жребий убить лошадь. А простым ножом её нельзя зарезать. Пришлось у жреца Пама нож просить. Побежала лисица к Паму, всё ему рассказала:

— Ой, великий Пам, дай нож лошадь зарезать, меня, лису, накормить.

— Затупился мой нож. Надо к Ену пойти, у него точильный брусок взять и мой нож наточить.

Лисица побежала к Ену и принялась молить:

— Ой, могучий Ен, дай брусок Памов нож наточить, лошадь зарезать, меня, лисицу, накормить. Задумался Ен. Долго думал:

— Мой брусок очень тяжелый. Ступай на небо, заберись на ясный месяц, приведи оттуда черного быка. Он и стащит с неба на землю точильный брусок.

Побежала лиса на высокую гору, оттуда забралась на тучу, поднялась к ясному месяцу, просит:

— Месяц, месяц, отпусти своего быка, точильный брусок с псба втащить, Памов нож наточить, лошадь зарезать, меня, лису, до отвала накормить!

— Моего быка может с неба согнать только небесный пастух — сын солнца.

Побежала лисица к солнцу:

— Солнышко, солнышко, отпусти со мной своего сына-пастуха. Пусть он погонит лунного быка — брусок Ена стащить, Памов нож наточить, лошадь зарезать и кониной меня, лису, до отвала накормить.

— Не пойдет мой сын, пока не напьется заячьего молока.

Лисица на землю спустилась, в лес побежала, отыскала зайчиху и просит:

— Зайчиха, зайчиха, дай надоить твоего молока, солнцева сына напоить, он лунного быка пригонит, бык притащит брусок, Пам свой нож наточит, лошадь зарежет, меня, лисицу, накормит.

— Заячье молоко можно надоить только в осиновый подойник.

Побежала лисица к осине:

— Осина, осина, дай подойник, заячье молоко надоить, молоком солнцева сына напоить. Солнцев сын лунного быка пригонит, бык притащит брусок, Нам свой нож наточит, лошадь зарежет, меня, лису, накормит вкусным мясом.

— Не дам я тебе осинового подойника, пока не добудешь острый зуб бобра. Побежала лисица к бобру.

— Бобер, бобер, дай мне острый зуб, чтобы сделать осиновый подойник, заячьего молока надоить, солнцева сына напоить, лунного быка пригнать, брусок притащить, Памов нож наточить, лошадь зарезать, меня, лису, до отвала накормить.

— Мой зуб могут вырвать только клещи кузнеца. Побежала лисица к старому кузнецу, горько плачет:

— Кузнец, кузнец, вырви зуб у бобра, чтобы сделать осиновый подойник, заячьего молока надоить, солнцева сына напоить, лунного быка пригнать, брусок Ена стащить, Памов нож наточить, лошадь зарезать, меня, лису, до отвала накормить. Взял кузнец свои клещи, вырвал зуб у бобра. Отнесла лисица этот зуб осине, осина дала подойник. Лисица наполнила подойник молоком зайчихи и напоила солнцева сына. Солнцев сын-пастух пригнал лунного быка. Бык притащил Паму брусок Ена. Пам наточил свой нож, пошел лошадь резать. Положил ее голову на приступок, ударил ножом, да так неладно-нескладно, что воткнулся нож в приступок. Испугалась лошадь и убежала без оглядки, и лисица ни с чем осталась.

Коми-зырянские сказки

Восьминогая собака

Коми-зырянская сказка

Жил-был старик со старухой. Пошли они как-то в парму, в лес северный, за черникой. Собирают ягоды в набирушки, смотрят, бежит к ним какой-то зверь чудной.

Читать еще:  Когда лучше делать зарядку. Почему важно делать зарядку по утрам правильно

— Ты кто? — спрашивает старик.

— Я собака, — говорит зверь. — Возьмите меня к себе.

— Да на кой ты нам нужна! — рукой машет старуха. — Нам вдвоём-то мудрено прокормиться, да ещё ты.

— Горемыка я несчастная! — заскулила, заплакала собака. — Весь свет обегала, никто меня к себе не берёт. Четыре лапы стерла, скоро остальные четыре сотру, а потом и помру. Ойя да ойя!

Дочка с веретёнце

Коми-зырянская сказка

Жили старик со старухой, и была у них дочка — ростом с веретено.

Пришла однажды к старикам ведьма — йома — и говорит:

— У вас дочь ростом с веретено, и у меня сын не больше. Отдайте вашу дочь замуж за моего сына! А не отдадите — жить вам не дам: дымоход у вас завалю-закрою, двери снаружи припру!

Испугались старики. Говорят йоме:

— Что ж с тобой поделаешь? Отдадим дочку за твоего сына.

Взяла йома девушку и утащила к себе.

Мышь и сорока

Коми-зырянская сказка

Жили-были сестрица-мышка и сестрица-сорока. Однажды собралась мышка на работу и говорит сороке:

— Я, сестрица-сорока, за сеном схожу, а ты пока приберись в доме да поставь варить суп.

Ушла мышка, а сорока стала прибираться и варить суп. Варила, варила суп-то, да и свалилась в горшок вниз головой.

Пришла мышь домой, стучится:

Перя-богатырь

Коми-зырянская сказка

В стародавнее время жил, говорят, на речке Лупье, что впадает в Каму, невиданный силач по имени Перя. Жил он охотой, охотился с луком и стрелами. Из лука он птицу бил, а на крупного зверя ходил с копьём. Увидит след лося, оленя или медведя и — бегом по следу. Быстро догоняет, копьём пронзает. Была у него в лесу избушка, только Перя в ней спать не любил: душно. И летом и зимой спал возле избушки на вольном воздухе у костра.

Люди уважали Перю-богатыря, любили его.

В то время много леших жило в наших лесах. Разные были лешие. Возле одной деревни очень лютый леший завёлся, всем в деревне досаждал, охотиться не давал, скотину воровал. Люди его и так и этак ублажали, угощали. Пирог с рыбой испекут, куриных яиц наварят, отнесут всё это в лес, на пенёк положат, крикнут:

Седун

Коми-зырянская сказка

Жил-был крестьянин. Было у него три сына: старший — Василей, средний — Пёдор и младший — Иван. Был Иван седуном, с печи не слезал, всё сидит там, бывало, да глину колупает. А два других брата — те не глупые, толковые. Вот заболел как-то отец, совсем ослабел. Позвал сыновей, говорит:

— Ну, сыновья мои, видно, помирать мне пришла пора, не поправлюсь уже. Похороните меня, а потом три ночи навещайте могилу. В первую ночь пусть Василей придёт, во вторую — Пёдор, а после и ты приходи, Седун.

Так простился отец с сыновьями, да тут же и отошёл. Похоронили они его честь по чести. Наступил вечер, пора идти на могилу старшему сыну.

Старуха Йома и две девушки

Коми-зырянская сказка

Жили-были муж с женой. Была у них дочь. Но вот жена умерла, муж взял в дом другую, а у той была своя дочка. Новая жена была злая и сварливая, любила только свою дочь, а бедную падчерицу возненавидела. Заставляла её работать с утра до ночи, а есть давала остатки да объедки. Зато её дочь совсем не работала, а ела всё самое вкусное, всё самое сладкое.

Читать еще:  Что предполагает 12 минутный тест купера. Тест спортивной формы с помощью нормативов Купера? Что такое МПК и как его вычислять

Даёт однажды мачеха бедной падчерице моток пряжи и говорит:

— Пойди на реку да хорошенько пряжу выполоскай. Не бойся, что вода холодная. После, за работой, руки отогреются!

Рассказы о животных коми писателей на русском. Японские народные сказки. Коми народная сказка

Войти

Волшебные сказки народа Коми

Волшебные сказки коми во многом близки к русским сказкам, и в то же время очень самобытны и своеобразны.

Особенно много общего с русскими сказками в фольклоре Вымских и Удорских коми, вероятно, потому, что жители этих районов наиболее тесно общались с северными русскими.

Тем не менее, при сходстве некоторых персонажей и общности мотивов, коми сказки отличаются от русских большей сложностью композиции, объединением нескольких сюжетов, в русском фольклоре бытующих как отдельные сказки, а также осмыслением сказочного волшебства как магии, воспринимаемой более практичной и реальной, нежели сказочный вымысел.

По этой причине сказки коми порой трудно отличить от бывальщин, быличек и мифологических рассказов, в которых магия подаётся как одна из обычных форм отношений людей, людей и существ иного мира.

Вместо Ёмы, близкой к русской Бабе-яге, или многоголового чудовища Гундыра, которого часто сравнивают со Змеем Горынычем, в коми сказках герою противостоят колдун, колдунья, Волчий царь, Кам, обладающие недоброй магической силой.

Их злой магии герой противопоставляет добрую магию своих помощников, волшебных вещей, а также храбрость, сноровку, хитрость, силу.

Главный герой волшебных сказок, как и в русских сказках, называется Иваном, реже имеет собственное имя (например, Гуак Гуаликович), иногда же его просто называют по происхождению — купеческий сын, царевич, крестьянский сын, сын охотника, сын колдуна или просто — младший сын.

Как правило, герой волшебных сказок действует в двух мирах (царствах). В мире бытовом (в родном селе) он растёт и зреет для будущих подвигов и обычно имеет какой-либо недостаток: он глуп (Иван Сарафанчиков), увечен (Седун), мал (Девочка с веретёнце), ограничен социально (младший сын).

Только в мире фантастическом, в который он попадает, пройдя через дремучий лес, переплыв море, поднявшись на гору или опустившись под землю (воду), он находит себя.

В путь героя толкает тяга к неизведанному, а целью пути становится поиск матери (сестры, жены, невесты), украденной злой силой (чудовищем, вихрем, Золотым Кудряшом, колдуном, карликом), волшебного животного (златорогий олень, свинку-золотую щетинку, кобылу в сорок сажен) или волшебного предмета.

Ему помогают в этом волшебный конь, аршинный чёрный кот, сёстры-волшебницы, старик-колдун, умершие родители и т.д.

Наиболее популярны у коми сюжеты богатырских сказок (битва с чудовищем-гундыром, выходящим из моря, прилетающим в виде тучи, приезжающем на коне), сказки об ученике колдуна, о трёх царствах, о раке-молодце.

Среди коми-пермяков и зырян распространены также сказки, традиционно относящиеся к животным сказкам, но у коми с усилением элементов волшебного: о девочке (сёстрах) и медведе (“Медвежья нянька”, “Кошка с золотым хвостом”, “Старикова дочка”), о девочке с веретено и др.

Из них только коми-пермяцкий сюжет о медвежьей няньке можно отнести к сказкам о животных в чистом виде. Медведь находит заблудившуюся девочку и уводит к себе нянчить медвежат; девочке пытаются помочь убежать баран, затем бык, и только коню это удаётся.

В коми-зырянских сказках под видом кошки с золотым хвостом медведь заманивает трёх сестёр; младшая отправляет старших домой под видом гостинцев, ставит на чердак ступу, трижды плюнув и накрыв платком; медведь выслушав трижды “ответ” от подсыхающей слюны, кидает пестом в “непослушную” ступу; ступа падает, убивает медведя (в вариантах: медведь превращается в груду золота).

Читать еще:  Можно ли исправить фигуру «груша»? . Как изменить пропорции тела

В сказках типа “Морозко”, старик уводит в лесную избушку свою дочь (по просьбе её мачехи), затем дочь жены. Медведь (в вариантах: старик Араль) играет с девочками в жмурки: дочери старика помогают мышь и петух, после пения петуха медведь падает и превращается в кучу золота и серебра; дочь старика возвращается богатой; дочь старухи медведь убивает.

Во многих сказках встречается мотив бегства.

В сказках “Иван, сын охотника”, “Охма” (ученик колдуна) герой убегает вместе с дочерью колдуна от хозяина.

В первом случае дочь-волшебница помогает жениху выполнить задачи отца: за ночь создать медовое озеро с золотыми лебедями, церковь со службой, хрустальный дворец; затем, они убегают от колдуна, и при приближении погони дочь колдуна превращает себя в попа, Ивана — в часовню, себя — в тетерева, Ивана — в берёзу, себя — в уточку, Ивана — в озеро.

Далее разворачивается сюжет “Забытая жена”: старик проклинает дочь, превращая её на три года в утку; Иван возвращается домой и, по прошествии трёх лет, собирается жениться; расколдованная дочь колдуна приходит и загадками заставляет вспомнить Ивана про оставленную суженую.

В сказках типа “Ученик колдуна” отец отдаёт сына на обучение случайно встретившемуся колдуну.

Сын обучается ремеслу и с помощью метаморфоз (конь, ёрш, кольцо, петух) скрывается от учителя, превращающегося в седока, щуку, парня, зерно);

ученик в образе петуха склёвывает учителя-зёрнышко и женится на подобравшей его в виде кольца девушке.

Весьма распространён у коми сюжет, по которому герой вместе с сестрой и двумя собаками убегает из родной деревни, чтобы скрыться от антагониста (Беса, Волчьего царя, старика-колдуна, Гундыра), которому их по глупости посулил отец, или который съедает каждый день из деревни (царства) по мальчику и девочке.

Возмужав и встретившись с противником, герой одолевает противника, который, обратившись добрым молодцем, берёт себе в помощницы сестру героя.

Сестра, сказавшись больной, посылает брата за целебной мукой в мельницу; собаки остаются за двенадцатью железными дверями; противник хочет съесть героя, но тот предлагает вначале помыться в бане; топит баню сырыми поленьями, собирает веники из двенадцати мест, приносит воду из двенадцати колодцев; затем, с помощью вырвавшихся на волю собак загоняет чудище в баню, сжигает его и заметает насекомых, в которых превращается противник, в огонь.

Далее чаще следует дополнительный сюжет: уход от сестры в тридевятое царство, женитьба на царевне после выполнения сказочных задач, новые злодейства сестры: усыпление с помощью волчьего зуба, оживление с помощью собак, уход от погони (предки царевны хотят съесть героя). Так, с помощью богатырской силы, волшебства, хитрости герой добывает себе свободу, царство, волшебный предмет или животное и в финале сказки женится на сказочной красавице.

Многие, заимствованные в коми фольклор русские несказочные тексты (духовные стихи, былины), также изменялись в сказочной традиции.

Илья Муромец, например, как и другие герои коми сказок, ищет жену, борется с Гундыром, в погоне за старичком-с-вершок спускается в подземное царство и т.д…

Иногда образ Ильи Муромца объединяется с образом Ильи Великого, громовержца. В ряде сказок Илья (как Аника-воин, Святогор и др.) символизирует богатырскую силу, которую герой получает от него или от его останков, забирая мизинцем со рта умирающего богатыря пену или собирая “красную кровь”, в которой содержится жизненная сила (“чёрная кровь” смерти выливается).

С конца XIX века значительная часть волшебных сказок теряет волшебство и, под влиянием устных рассказов странников, книжной традиции и распространившихся лубков, приобретает вид новеллистических авантюрных повествований.

Источники:

http://lukoshko.net/story/lisa-komi.htm
http://mirckazok.ru/view_cat.php?cat=185
http://serebryakovaa.livejournal.com/899492.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector