1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Охота в англии. Чисто английская охота

Чисто английское убийство

Как известно, Великобритания состоит из четырех частей: Англия, Уэльс, Шотландия и Северная Ирландия. И каждая из них внесла свой весомый вклад в охотничье собаководство. Это многочисленные породы норных терьеров, островные легавые, грейхаунд и уиппет. Английские оружейники заслуженно гордятся своими ружьями, известными всему миру. Но не менее знаменита и традиционная британская конная охота на лис с применением особых гончих — фоксхаундов.

Считается, что парфорсная охота с гончими собаками на лис пришла из Франции («par force» — через силу) и появилась в Великобритании в XVI столетии, а во времена колониальной эпохи проникла и в Северную Америку.

В Объединенном Королевстве она существует около 500 лет, в стране насчитывается примерно 200 стай фоксхаундов. Недаром британцы с гордостью называют себя нацией охотников на лис.

Согласно хроникам, самая ранняя охота на лис произошла в 1534 году в Англии, в Норфолке, где местные фермеры пытались таким образом сократить поголовье рыжего хищника. А в XVIII столетии появились первые специализированные стаи для конной лисьей охоты, которая практикуется во многих странах мира. В России конная псовая охота входила в «учебный план» подготовки кавалерийского офицера царской армии.

Парфорсная охота на лис, традиционно красных, включает в себя выслеживание, преследование и иногда добычу зверя группой конных охотников без ружей, при помощи стаи специально тренированных со бак — фоксхаундов.

В случае если лисица уйдет под землю, применяются норные терьеры. И этот вид охоты считается более интересным и более гуманным, чем другие способы добычи. Хотя насчет большей гуманности у меня есть некоторые сомнения.

На самой охоте царит торжественная обстановка: участники одеты в специально сшитые алые, серые и коричневые камзолы с особыми отчеканенными пуговицами, белые сорочки, на ногах черные кожаные ботфорты и бриджи. На голове черные защитные кепочки-дерби, руки в перчатках. Сияют начищенные до блеска трубы. Фасон и цвета одежды зависят от времени проведения охоты и ранга участников. А проводилась она с ноября по апрель.

У этой охоты имеется множество противников и сторонников, которые видят в ней часть исторического наследия и средство регулирования числа хищников-вредителей сельского хозяйства.

Средневековая Англия известна своими кровавыми забавами. Это и собачьи бои с выведением специальных пород терьеров, бой собаки с человеком, быком (знаменитый бульдог), барсуком, особенно популярный вид травли, получивший в финальной стадии название dead game — «мертвая игра», и другими животными.

В современном английском обществе, где уделяется повышенная забота о правах диких и домашних животных, сочли эту исторически сложившуюся охоту варварским пережитком прошлого. И повели с ней беспощадную войну «до победного», с применением лучших достижений плюрализма и демократии.

«Варварская забава аристократии», «кровавый спорт», «пережиток средневековья» — какими только эпитетами не клеймили этот вид охоты ее противники. Основным аргументом служило обвинение охотников в излишне жестоком способе добычи зверя. Но разве может быть гуманным удачное завершение охоты вообще? В любом случае это гибель животного.

Если животное выбиралось из норы под напором очень злобного и вязкого норного терьера, его разрывали ожидавшие вблизи собаки или его просто убивали ударом лопаты.

Кроме того, зачастую подвергались нападению и другие животные, оказавшиеся на пути преследующей стаи фоксхаундов. Те же домашние кошки. Да и сами гончие нередко гибли под колесами от травм, полученных во время погони и от нанесенных зверем ран.

Это действо было запрещено принятием соответствующего закона. А власти разрешили уничтожать вредителей путем отстрела, отлова и применения ядов. Но разве смерть животного от ранения, в ловушке, либо мучения в результате отравления организма химикатами более гуманны? Здесь явно налицо двойные стандарты.

Сторонники охоты с гончими утверждают, что этот способ охоты позволяет сдерживать рост лисьей популяции, которая несет угрозу поголовью разводимых фермерами кур и овец. Пресса изобиловала снимками задушенных лисами домашних животных. И, следуя логике лейбористов, самих лис также следовало привлечь бы к ответственности за жестокую и «незаконную» охоту.

Известно, что при росте популяции происходит включение механизма саморегуляции и животные гибнут от болезней и голода, что является еще более мучительной смертью.

Немаловажно и то, что такая конная «забава» обеспечивала занятость огромной армии людей, так или иначе причастных к проведению этого весьма и весьма затратного театрализованного мероприятия. Это и загонщики, и владельцы конюшен и стай гончих с обслуживающим персоналом, многочисленные ателье по пошиву специального платья, мастерские по производству атрибутики, наконец, землевладельцы и хозяева небольших гостиниц. Целые небольшие деревни в некоторых графствах жили от той охоты.

Возникла проблема, что делать людям, лишившимся заработка, какая невеселая судьба ожидает многочисленные стаи гончих собак и лошадей в конюшнях? Под угрозой оказалась целая охотничья индустрия. Так, расходы, связанные с охотой (около 20 миллионов фунтов в год), давали работу нескольким десяткам тысяч человек в сельской местности.

Нередко примерно 700 или 800 человек были задействованы в проведении охоты при участии нескольких тысяч помощников.

Но, все же запрет был введен в ноябре 2004, который вступил в силу в Англии и Уэльсе с 18 февраля 2005 года. По различным данным, Нижняя Палата проголосовала 362 голосами против 154. Шотландия, обладающая своим собственным парламентом, ввела запрет в 2002 году. В Северной Ирландии такая охота пока остается на легальном положении. А ведь в прежние времена парламент пустел во время сезона охоты на лис.

После запрета охотники заявили, что они проводят охоту по искусственно проложенному следу, в то время как сторонники запрета «Лига против жестокого спорта» объявили, что закон повсеместно нарушается. Приверженцы лисьей охоты заявили об увеличении количества убитых лисиц после запрета и росте членства охотничьих клубах, 320тысяч человек занялись такой охотой к 2006 году. Ассоциация «Master of foxhounds» зарегистрировала 184 охоты в ноябре 2008 г. Получается, закон вышел явно не рабочий. Некая аналогия с нашим «первоапрельским» законом «Об охоте. ».

Запрет фактически не работает, так как в охоту вовлечено около миллиона человек, а по значимости она не уступит футболу. К тому же приверженцы «национальной гордости» ответили массовыми и очень активными акциями протеста. Страсти закипели нешуточные, в шествиях и демонстрациях приняли участие тысячи людей, конных и пеших, которые явились выразить протест вместе со стаями своих гончих. Так, во время заседания в парламенте была выпущена живая лисица, а некоторые высокопоставленные охотники на лис пообещали сделать невыносимой жизнь тогдашнего премьера Тони Блэра.

Читать еще:  Чем полезно пить много воды для похудения. Почему при похудении нужно пить много воды. Противопоказания и побочные эффекты

Многотысячную демонстрацию у Вестминстерского дворца организовал «Сельский альянс» Великобритании, отстаивая свое право на охоту. Однажды дело дошло до того, что после драки с полицией 5 участников ворвались в Палату общин, где проводилось заседание. Невольно преклоняюсь перед фанатичной приверженностью жителей островов своим охотничьим традициям.

Но задумывались ли парламентарии и «зеленые», к каким последствиям может привести этот роковой закон для родной флоры и фауны? Лисы плодятся и расселяются с неимоверной для зверей быстротой. Очень пластичный вид, способность вписываться в антропогенный ландшафт уникальна.

И как результат, ухоженные английские парки с газонами и рощи в городах превратились в места постоянного проживания рыжего, совсем не безобидного хищника. Лисица, как известно, один из основных носителей вируса бешенства в дикой природе, а вдобавок к этому имеет еще целый «букет» заболеваний: от стригущего лишая с паршой, чумы плотоядных до зудневой чесотки.

Что печально, прослеживается некая аналогия с запретом применения норных собак в некоторых регионах нашей Родины. Помню, как с «норников» пытались «содрать» дополнительную мзду и в моей области. Наживаются, мол, на шкурах! К чему привело? Стоило изделиям из рыжего меха выйти из моды, так почти сразу возникла лисья проблема. Уже и до премий, правда, мизерных, кое-где за отстрел дошло. А проблема эта очень и очень далека от решения.

Чисто английская охота

Охота в Европе

В Англии очень часто охота – много больше, чем просто охота. Особенно когда речь заходит о загонной охоте на фазанов. Это скорее светский раут, если хотите.

Как-то вечером моя жена поинтересовалась, не желаю ли я «съездить на фазанов». Будучи однажды в кругу своих подруг, она обмолвилась, что муж ее подсел на охоту, и одна из ее англо-шотландских знакомых в ответ сказала, что ее муж – охотник с большим стажем. Слово за слово – так и сговорились они своих мужей познакомить на этой ниве.

Из ружья я стрелял до этого только по тарелкам – благо в получасе езды очень хороший стрелковый клуб. На птицу я никогда до этого не ездил, однако всегда хотел попробовать.

В Великобритании это очень популярный вид охоты, хотя и недешевый. Разведением фазанов для охоты занимаются многие поместья и охотугодья, и бизнес весьма прибыльный – в зависимости от расположения, гламурности места и количества птиц стоимость охоты может доходить до 10 000 фунтов в день. За эти деньги компания из 10 стрелков может добыть 250-300, а то и более птиц за день. Самое смешное, что и здесь по местной традиции охотники после охоты могут оставить себе лишь пару фазанов. Все остальная дичь достается поместью и, в конце концов, попадает на прилавки супермаркетов.

Мне повезло – стрелять меня приглашали в синдикат. Это тоже распространенная форма организации охоты. Группа из, как правило, десяти стрелков выкупает блок из нескольких дней охоты сразу на год вперед. Обходится это им не в пример дешевле. Однако если один из охотников в оговоренный день прибыть не может, то приходится искать ему замену – или пропали денежки. Меня как раз и пригласили на такую подмену. Причем пригласили за два месяца до самой охоты (!). Здесь вообще народ отличается долговременным планированием. Скажем, совершенно нормально двум знакомым в августе договорится о ланче, скажем, 1 ноября в 12 часов в оговоренном месте. И без лишних напоминаний они там и встретятся. Нам, привыкшим, что 12 месяцев – очень долгосрочная перспектива, это кажется сначала противоестественным, но потом привыкаешь.

На досуге я прочитал пару книжек на тему, чтобы не выглядеть откровенным новичком. Итак: обязательная рубашка и галстук, причем галстук желателен охотничьей тематики. Твидовая куртка и короткие брюки – бриксы. На ногах – гетры с забавными помпончиками и туфли, а в плохую погоду зеленые резиновые сапоги – веллингтоны. Помпончикам следует выглядывать из-под брюк, над голенищами сапог. Шляпа, а еще лучше кепи, должна венчать этот традиционный английский охотничий костюм. Гетры и бриксы я, признаюсь, оставил на следующий раз, ограничившись брюками цвета хаки, заправленными в резиновые сапоги. Все остальное – согласно этикету.

В день «Х» с самого утра за окном шел какой-то жуткий тропический ливень. «Смоет нас так», – пришло мне в голову. Еще я подумал, что в такую погоду ни один фазан не взлетит даже под дулом пистолета, и полез в смартфон, где метеопрогноз Би-Би-Си обещал дождь с 4 до 6 утра, а затем облачную погоду, но без осадков. И почти ровно в шесть дождь прекратился. Я в очередной раз поразился, насколько точно местные метеорологи умеют предсказать погоду на ближайшие 24 часа. Прогнозы за пределами этих временных рамок часто не сбываются, но в краткосрочном прогнозировании равных англичанам просто нет.

После часа езды по проселочным дорогам графства Кент точно в назначенное время я прибыл в указанное место. Охота проводилась на землях, принадлежащих большой ферме. Дорожка упиралась в гараж с сельхозтехникой. Чуть в стороне я увидел импровизированную стоянку, на которой уже было несколько машин, в основном внедорожников местного разлива. Сразу за парковкой стоял вагончик с большими окнами, занавешенными тюлем. Сквозь них виднелись люди, сидящие за столом. Я вошел внутрь. Меня встретил мой новый знакомый Стивен, который представил меня своим друзьям.

Началась охота с традиционного английского завтрака – яичница с беконом и фасолью, сосиска, тосты с маслом и джемом, кофе. Далее – все согласно заведенному ритуалу. Сначала собираются чаевые для загонщиков. Потом среди стрелков по кругу пускается записная книжка – маленький тотализатор. Каждый пишет свое имя, количество птиц, которое, по его мнению, вся компания в этот день подстрелит, и кладет 10 фунтов. Тот, чей прогноз окажется наиболее точным, получает этот джек-пот. Правда, выигрыш этот только тешит самолюбие, ибо по традиции после охоты и охотники, и загонщики едут в местный паб, и счастливчик, получивший эти 100 фунтов, тратит все деньги на выпивку.

Тем временем организатор проводит короткий инструктаж по безопасности, напоминает не стрелять птиц-альбиносов – за это полагается штраф в 25 фунтов. Затем тянется жребий на номера. В кожаном несессере десять пластмассовых полосок, на каждой из которой выбит номер. Я вытягиваю полоску с цифрой «пять» – это мой номер на первый загон. В следующий раз я прибавлю к этой цифре три и окажусь на восьмом номере, и так далее. Делается это ради справедливости, поскольку птицы, естественно, летят не равномерно. Количество загонов при этом определяет организатор охоты – исходя из того, как набирается общая сумка. Нам определили максимальное количество в 150 птиц.

Читать еще:  Что лучше для похудения: велотренажер или степпер? Что лучше степпер или беговая дорожка

Выходим на улицу – загонщики и подборщики с собаками толпятся неподалеку. Наконец они грузятся в несколько машин и отбывают, а мы неторопливо идем следом и выходим на большое поле, примыкающее к леску. Подхожу к своему номеру – торчащей из земли палке с цифрой «пять». Справа и слева от меня на расстоянии примерно 30 метров друг от друга в линию расположились другие охотники.

Стрелять полагается только птиц, летящих выше деревьев. Все что ниже – табу. Во-первых, моветон, во-вторых, небезопасно, так как можно попасть в загонщика. Рядом стоит Стивен и говорит, что птица, скорее всего, во время первых загонов будет лететь плохо. Я расчехляю ружье, высыпаю пачку патронов в карман, надеваю наушники. Некоторые охотники носят на поясе патронташи, но мне удобней доставать из кармана. Далее на глаз определяю сектор в 30 градусов. Все, что за пределами сектора, уже не мои птицы. В принципе, поскольку все друзья, подстрелить чужую птицу тут считается доброй шуткой, если, конечно, не усердствовать. В коммерческих же охотах, когда вокруг чужие люди, сначала предупредят, а потом просто попросят на выход.

Наступает ожидание. Позади нас расположились подборщики птиц с собаками. Земля серьезно раскисла, и с сапог отваливаются налипшие комки грязи. Через десять минут тишины вдалеке начинают слышаться резкие крики загонщиков – УАРРРГ! УАРРГ! В руках у них громадные пластиковые мешки, в которых у нас перевозят сахар. Они закреплены на деревянных ручках. Загонщики машут ими – раздаются громкие щелкающие звуки.

И вот из-за леса начинают вылетать одиночные фазаны. Как и ожидалось, многие сразу пикируют и садятся на землю недалеко от охотников. Летят еще и еще. Вот один направляется ко мне. Я жду, пока он подлетит поближе, провожу стволом и стреляю. Фазан в полете картинно закрывает глаза, складывает крылья и камнем падает на землю. К нему тут же срывается собака. На меня вылетает второй, третий фазан. Один летит ровно между мной и соседним стрелком. Мы дружно задерживаем выстрел из уважения друг другу, а потом одновременно стреляем. Птица, в которую попадает двойной заряд дроби, просто взрывается в воздухе. Нас обдает дождем из пуха и перьев. Тем временем на опушке леса появляются загонщики. Звучит свисток – загон окончен. Я записываю себе в актив четыре с половиной птицы, с учетом того последнего, которого мы подбили вдвоем. Подборщики приносят птиц к прицепу, на котором стоит деревянная рама. Они связывают фазанов разного пола попарно. Такая связка называетcя brace.

Охотники собираются в группу и начинают громко делиться подробностями прошедшего загона и количеством подстреленных каждым птиц. Нас ведут на следующее поле. Мы проходим мимо окруженной сеткой лесной поляны с кормушками и поилками – разведение фазанов тут поставлено на широкую коммерческую основу. За поляной виднеется небольшой прудик, на котором плавают утки.

Нас опять расставляют по номерам, и все начинается сначала. После второго загона – традиционный аперитив. Прямо на капоте внедорожника, который тянет прицеп с отстрелянными птицами, расставляются маленькие рюмки, в которые организатор наливает ликеры и наливки домашнего производства. Мне особенно пришлась по вкусу sloe gin – настойка джина на ягодах терновника.

После третьего загона приходит время обеда. Его устраивают прямо на открытом воздухе. Горячий гороховый суп, различные местные деликатесы, вино. Во время перерыва организатор подсчитывает отстрелянных птиц и решает: для того чтобы достичь требуемой цифры в 150 птиц, надо провести еще два загона.

Следующий загон проходит у молодого лесочка, который шутки ради засадили по типу лабиринта. Неожиданно после нескольких одиноких птиц на нас вылетает плотный поток фазанов. Ощущение налета эскадрильи бомбардировщиков. Начинается лихорадочная стрельба. Все охотники жадно торопятся стрелять, и качество стрельбы неминуемо падает. Многие птицы легко пролетают эту стену огня. Я тоже невольно включаюсь в этот ажиотаж. От возбуждения патроны сыплются на землю – я промахиваюсь мимо стволов. Выстрелы становятся все более лихорадочными и все менее точными. Наконец поток птиц прекращается, стрельба стихает, и все охотники переводят дыхание. Да, не потерять голову в такой ситуации очень сложно!

Из-за леса вылетает пара уток. Идут они намного выше фазанов и практически вдоль линии стрелков. Один промах, второй, третий. Они как будто дразнят нас. Вдруг, когда утки уже почти пролетели мимо, какому-то стрелку все же удается зацепить одну из них. Та, не падая, машет крыльями в воздухе, как зависший вертолет. Вторым выстрелом ее сбивают. Утка срывается вниз и падает с ревом подбитого истребителя. К ней тут же устремляется собака.

Организатор тем временем дает сигнал окончания охоты, и мы все возвращаемся на парковку. Происходит финальный подсчет птиц – 139. Чуть не хватает до 150, но сегодня было много промахов. Каждый из нас получает свой трофей – связку из двух фазанов. Мы усаживаемся в машины и перемещаемся к ближайшему пабу, куда чуть позже подтягиваются и загонщики. Там за пинтами эля продолжается оживленная беседа, а я прощаюсь с новыми друзьями и убываю домой.

Русский охотничий журнал, июль 2017 г.

Чисто английские традиции: Охота на лис.

Что из себя представляет знаменитая английская охота на лис?

Травля собаками ярко-рыжих лисиц Vulpes Fulva, обитающих на британских островах, долгие века считалась одним из самых пафосных видов досуга английской аристократии. Суть данного мероприятия заключается в преследовании выгнанного из леса зверя до того момента, пока он не окажется в зубах одной из гончих. Бешеная скачка во главе с пикером (егерем) по осенне-зимним полям, на которых так хорошо видна лисица, — считалась кульминацией охоты.

Тем не менее эта национальная традиция включает в себя очень красивые ритуалы, одежду, участие животных — лошадей и гончих, а не только злосчастных лисиц, которых в современное время порой заменяют на «искусственный след». Развлечение это древнее, а англичане, как известно, большие любители старых добрых традиций

Одна из первых охот на лис — на лошадях с собаками — о которой дошли сведения до нашего времени, состоялась в графстве Норфолк в 1534 году, а начиная с XVII века, fox hunting вошла в историю Англии в качестве кодифицированной традиции (на уровне нормы закона) в XVII веке.

Читать еще:  Цитаты про хоккей для девушек. Статусы про хоккей

Ее расцвет пришелся на век XIX, когда Англия стала настоящей законодательницей охотничьих мод — создала уникальный аристократический стиль этого развлечения, приравняв его к спорту: не добыча была главной целью мероприятия, а бешеная скачка в сопровождении гончих по пересеченной местности на сильном, умном, благородном животном — лошади.

Даже старейший конный еженедельный журнал Великобритании называется Horse&Hound («Ло­­шадь и гончая»), указывая на неразрывные связи этих двух любимцев нации.

Так как охотники должны были гнаться за добычей по совершенно непредсказуемому маршруту — по полям, лесам, ручьям и оврагам — для fox hunting была выведена специальная верховая лошадь — hunter, или гунтер (британцы вообще люди обстоятельные).

Гунтер — потомок чистокровного верхового жеребца и упряжной, обычно довольно тяжелой кобылы. В результате такого подбора пар получали потомство сильное, выносливое и способное преодолевать разнообразные естественные и искусственные препятствия (во многих областях Англии почва каменистая и крестьяне, расчищая поля, выкладывали вокруг них каменные изгороди высотой иногда до полутора метров).

В результате, благодаря охоте, английская армия получила прекрасных полукровных лошадей для кавалерии.

К открытию охотничьего сезона готовились в национальном масштабе: к концу октября обычное течение дел приостанавливалось, пустел парламент и целые районы городов.

Аристократы, политики, успешные бизнесмены перемещались в свои загородные владения, чтобы без устали, непрерывно, по шесть дней в неделю, с рассвета до заката скакать по убранным полям под лай гончих и пение охотничьих рожков. И сейчас в охоте на лис ежегодно участвует до миллиона жителей Великобритании, даже дети.

Кстати, обучать ребенка верховой езде и брать его на охоту начинают, как только он может самостоятельно сидеть верхом и держаться за поводья своего пони.

Один из старинных и известных ритуалов — «посвящение кровью», когда хозяин охоты мажет лоб или щеку совсем еще юного всадника кровью лисы. Нас такой ритуал, наверное, ужаснет, однако свои традиции англичане ценят и берегут: многие известные спортсмены классических видов конного спорта с удовольствием вспоминают свои охотничьи подвиги в детстве и юношестве.

Конечно же, и прочий антураж таких увеселений просто обязан быть впечатляющим — любые церемонии англичане проводят со всей помпой и изяществом.
Все участники охоты должны быть облачены в специальные костюмы.

Как правило, для мужчин — это красный или черный редингот со специально отчеканенными металлическими пуговицами, светлые лосины или брюки-гольф, рубашка с шейным платком, высокие сапоги с отворотами, перчатки и черная каскетка.

Причем в красном рединготе выезжают на охоту распорядитель или бывшие распорядители, ответственный за собак и его помощники, а также члены охотничьего клуба, которые могут носить красный редингот в знак признания их заслуг.

Остальные охотники должны быть одеты в рединготы темных цветов.

До середины XVII века дамы, если была острая необходимость в быстрой скачке по пересеченной местности, правили лошадьми по-мужски, сидя верхом.
Такая посадка предполагала наличие брюк, что дамы и делали, надевая мужские панталоны, сапоги, а сверху широкую юбку до щиколоток, дабы соблюсти приличия (позже из мужского гардероба был заимствован камзол или длинный жилет, рубашка и шейный платок).

А с подачи Екатерины Медичи и применении женского седла начало свою историю платье-амазонка с широкой длинной юбкой и шлейфом из бархата, сукна или плотного шелка (франко-британские проникали в аристократическую среду Альбиона).династические связи обеспечивали межкультурный обмен, и французские моды очень быстро

В викторианскую эпоху амазонка состояла из приталенного жакета и длинной юбки черного, серого или синего цвета, блузы или манишки, строгой шляпы, напоминающей мужскую (цилиндр или котелок с вуалью). В дополнение шли высокие ботинки или сапожки, обязательные перчатки и шейный платок.

И все же дамы продолжали надевать бриджи даже под такой изысканный костюм (благо он позволял при острой необходимости ехать на лошади по-мужски).

Сейчас, конечно, женщины не связаны столь строгими правилами и чаще всего охотятся в рединготах и бриджах, не отличаясь от мужчин.

Итак, экипированное общество собиралось во дворе, и перед началом охоты участники непременно выпивали бокал виски с имбирным элем, но ни в коем случае не больше. Ровно в назначенный час на открытой двуколке (тильбюри) подъезжал оберегермейстер — распорядитель, высшее должностное лицо на охоте, чтобы принять рапорт пикера — старшего егеря, дирижирующего охотой.

Затем все садились на лошадей и кавалькада медленно двигалась к месту выпуска лисицы. Охотники двигались в строгом порядке: пикер во главе стаи гончих породы грейхаунд, следом выжлятники, наблюдающие за стаей сзади, затем владельцы стаи, их гости верхом, зрители в экипажах, конные и пешие.

Прибыв на место, охотники чинно разъезжали по опушке, дожидаясь сигнала, когда лиса выскочит из леса на открытое место.

Охота на лисиц проходит без оружия — необходимо догнать свору и зверя верхом на лошади и выхватить добычу из клубка разгоряченных погоней собак. Охотник, который успел выхватить из зубов пса хоть кусочек лисьей шкуры, становился героем дня. Он с гордостью прикалывал к своей жокейской каскетке серебряную булавку, а вечером за обедом торжественно поднимал бокал вина за королеву.

Охота на лис как вид спорта вызывает множество споров.
В результате охоты ежегодно гибнет от 21.000 до 25.000 лисиц.
Из соображений гуманности, защиты прав животных охота была запрещена на территории Шотландии в 2002 году, а в Англии и Уэльсе — в ноябре 2004 года (закон вступил в действие с февраля 2005 года)

Но не так-то легко взять и запретить многовековую традицию, которая к тому же обеспечивает занятость огромной армии людей, так или иначе причастных к проведению этого весьма и весьма затратного театрализованного мероприятия: загонщики, владельцы и персонал конюшен и псарен, многочисленные ателье по пошиву специального платья, мастерские по производству атрибутики, наконец, землевладельцы и хозяева небольших гостиниц. От 6.000 до 8.000 рабочих мест (на полный рабочий день) зависят от этой охоты в Великобритании.

После вступления в силу Закона об охоте охотники и охотничьи организации, предприняли действия, направленные на сохранение традиций в виде охоты на лис. Они адаптировали свою охотничью деятельность, сохранили всю инфраструктуру, продолжали носить традиционную охотничью одежду и создали крепкий фундамент для жизнеспособного будущего охоты на лис, что разочаровало тех, кто думал, что охота исчезнет как явление после реализация Закона об охоте.

Английские художники Heywood Hardy, John Sanderson, George Goodwin Kilburne.

Источники:

http://www.ohotniki.ru/dog/breeds/gon/article/2014/06/05/527880-chisto-angliyskoe-ubiystvo.html
http://huntportal.ru/hunting/ohota-za-rubezhom/evropa/chisto-anglijskaya-oxota
http://lovers-of-art.livejournal.com/917485.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector