0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мартен фуркад биография. Мартен Фуркад: «Элен мне сразу понравилась, я ей написал записку, подсунул под дверь и спросил: не хочет ли она меня поцеловать. Самые свежие достижения

Мартен Фуркад: «Элен мне сразу понравилась, я ей написал записку, подсунул под дверь и спросил: не хочет ли она меня поцеловать»

В радостном и свободном детстве судьба определила мне место посередине, между младшим Брисом и старшим Симоном. Было много причин к тому, что впоследствии сделало меня чемпионом. Но, бесспорно, если во мне «сидел» соревновательный ген, мое особенное детство и положение в семье способствовали тому, чтобы этот ген активизировался.

Не подумайте, что наше детство прошло в воинственной атмосфере. Наоборот, родители, и особенно мать, ненавидели, когда мы решали конфликты НЕ диалогом. Но, как знают все, кто это пережил, если у тебя есть братья, вплоть до юношеского возраста многие вещи можно разрешить ударом кулака.

Родители выбрали жизнь на природе и предоставили нам огромную свободу. Моя мать, логопед, и мой отец, горный гид, поселились в очень изолированном доме в получасе езды на машине от Фон-Роме, когда мне было 5-6 лет. Это был чудесный каменный дом с сараями, хлевом, большой гостиной и комнатами для сдачи постояльцам. Все на природе, в 15 километрах от ближайших соседей.

У наших друзей была пасека, и нам с Брисом давали банки с медом для того, чтобы мы продавали их постояльцам. Часто мы принимали постояльцев сами, пока родители работали. Мы были ответственными, самостоятельными, свободными. Счастливыми. Наша мать занималась садом и огородом, готовила еду после того, как заканчивала прием в кабинете. Она также наведывалась в горы к отцу, который на неделю уходил в поход с туристами, прибегающими к услугам его вьючных лошадей.

Позже, когда мне было около двенадцати, отец несколько раз брал меня с собой в горы. Я шел в темпе взрослых, 6 или 7 часов в день, вел лошадей и помогал с обустройством лагеря. Я обожал эти моменты, на туристов производила впечатление моя выносливость. Я был любимцем, маленькой «звездой» туристической группы…

Вы можете легко представить наш немного «хипповый» образ жизни. У нас была гостиная с телевизором, но мы туда заходили редко, и после обсуждения (читай – препирательств) с мамой по поводу программы. Это были «Ушуайя», «Корни и крылья», «Таласса», иногда фильм на видеокассете или мультфильмы воскресным вечером. В любом случае, мама предпочитала коллективные игры. Очевидно, что даже в «Мемори» я не любил проигрывать…

Хотя родители были очень заняты, они находили возможность проводить каникулы вместе. Однажды мы собирались поехать куда-то в центр Франции, но мотор нашего «Рено» отдал Богу душу где-то на 50-м километре. Мой отец решил арендовать яхту, чтобы совершить круиз по Средиземному морю, захватив еще и одного из моих кузенов. У него было несколько приблизительных представлений о навигации, но по его мнению, этого было достаточно.

Таким был мой отец, он никогда не сомневался, что всё держит под контролем, хотя, наверное, в глубине души он понимал, насколько безрассудным было его воспитание детей с точки зрения безопасности. Помню, как я упал в море… Не знаю, то ли времена изменились, но тогда это нам казалось нормальным, а сейчас я со своими дочками не сделаю и десятой части того, что мы делали тогда.

В нашей жизни в горах спорт был самым главным занятием. Мы занимались горными лыжами, походами на снегоступах, беговыми лыжами, велосипедом, пешими походами. Для меня элемент соревнования существовал всегда. Любым способом, но я должен быть на вершине. Симон начал заниматься хоккеем, и разумеется, я последовал за ним. Но, как до этого с занятиями дзюдо, я быстро понял, что не создан для контактного спорта. Думаю, ограничением стала и большая стоимость тренировок. Естественно, что мы втроем переключились на беговые лыжи.

Преподаватели по лыжам делали акцент на удовольствии и прогулках на природе, чем на технике лыжного хода. Но они уже разглядели, что трое братьев имели способности и, в моем случае, вкус к соревнованиям.

Когда я получал хорошую оценку в школе, я гордился, только если оценка была самой лучшей. Если я был вторым, я был разочарован. В спорте все было еще хуже. В колледже Фон-Роме, где я ходил в спортивную секцию, я был окружен ребятами, которые все время занимались легкой атлетикой, в то время как я занимался лыжами. Это мне не мешало плакать после кросса, если я не побеждал. Такое случилось только раз, в шестом классе. Потом я уже оккупировал высшую ступеньку пьедестала вплоть до поступления в лицей.

Симон занялся биатлоном за компанию с друзьями. Что до меня, я следовал за старшим братом. Издалека. Даже если это его раздражало. Думаю, в то время он искал себя. Он решил преуспеть в биатлоне, после того как тяжело переживал, что его не взяли на чемпионат Франции, в то время как его лучшие друзья туда поехали.

Что касается меня, я был более одаренным. Я вошел в команду Восточных Пиренеев, и мы часто ездили на сборы или соревнования в Альпы вместе с нашими соперниками из Верхних Пиренеев. Именно там я встретил Элен. Будущую жену.

Читать еще:  Рацион питания бреда питта. Лучшие роли Брэда Питта: «Бойцовский клуб» и другие фильмы. Четверг- мышцы рук

Знакомство с женой

Когда я перечитываю письма, которые мы отправляли друг другу, мне практически стыдно, настолько они кажутся инфантильными. Я был ребенком, когда мы встретились с Элен на чемпионате Франции среди клубов, в Альпах.

Мне было 11 или 12 лет, она была на год старше; у меня был хорошо подвешен язык и мало комплексов. Элен мне сразу понравилась, я ей написал записку, подсунул под дверь и спросил: не хочет ли она меня поцеловать. Странно, но Элен не согласилась! Насколько помню, она мне передала короткий ответ вроде «О, нет!». Думаю, тогда я действительно казался ей обузой.

Год спустя она оказалась в Фон-Роме, запертая снежной бурей. Я снова попытал удачу. Думаю, на этот раз я был менее неуклюж. В этом возрасте быстро учишься и меняешься…

После того благословенного уик-энда не проходило и недели, чтобы мы не говорили как минимум час по телефону.

Первая часть нашей истории почти угасла из-за нашей удаленности, но мы снова встретились в 17 или 18 лет, при этом никогда полностью не прерывая все, что нас связывало. С тех пор наши отношения стали более серьезными, несмотря на то, что она уехала учиться в Тулузу, а я становился настоящим биатлонистом между Преманоном и Виллар-де-Ланс.

Это потрясающе, что Элен сейчас моя спутница, мать моих детей. В наших отношениях было несколько перерывов, начиная с наших 14 лет, но мы никогда не переставали общаться и доверять друг другу. Я убежден, что без нее мне бы не удалось построить карьеру. Она дала мне стабильность чувств, в которой я нуждался. Я никогда не лгал ей о том, какая жизнь ждет меня.

Недавно Элен напомнила мне, что в 14 лет я сказал ей: «Если станешь моей женой, будешь чаще видеть меня по телевизору». Я не думал, что будет именно так. Но внутри меня жили стремление и интуиция. Я хотел стать таким, как те парни, которые украшали стены моей комнаты. Хотел стать чемпионом с плаката. Это было больше, чем просто желание. Огонек, маленький огонек, который никогда не гаснет.

Martin Fourcade: Mon rêve d’or et de neige (купить книгу можно здесь); перевод с французского

«Перечитываю старые письма жене. И мне стыдно». Фуркад написал книгу

В ноябре вышла автобиография лучшего биатлониста мира Мартена Фуркада Mon rêve d’or et de neige. В одной из глав он очень интересно рассказал о своем детстве и знакомстве с будущей женой.

В радостном и свободном детстве судьба определила мне место посередине, между младшим Брисом и старшим Симоном. Было много причин к тому, что впоследствии сделало меня чемпионом. Но, бесспорно, если во мне «сидел» соревновательный ген, мое особенное детство и положение в семье способствовали тому, чтобы этот ген активизировался.

Если быть честным, вначале я боялся Симона. Когда, будучи ребенком, я дрался с Брисом, самым младшим из нас, Симон обычно вставал на его защиту, и мне приходилось иметь дело с ним. Это была уже совсем другая история!

Не подумайте, что наше детство прошло в воинственной атмосфере. Наоборот, родители, и особенно мать, ненавидели, когда мы решали конфликты НЕ диалогом. Но, как знают все, кто это пережил, если у тебя есть братья, вплоть до юношеского возраста многие вещи можно разрешить ударом кулака.

Родители выбрали жизнь на природе и предоставили нам огромную свободу. Моя мать, логопед, и мой отец, горный гид, поселились в очень изолированном доме в получасе езды на машине от Фон-Роме, когда мне было 5-6 лет. Это был чудесный каменный дом с сараями, хлевом, большой гостиной и комнатами для сдачи постояльцам. Все на природе, в 15 километрах от ближайших соседей.

У наших друзей была пасека, и нам с Брисом давали банки с медом для того, чтобы мы продавали их постояльцам. Часто мы принимали постояльцев сами, пока родители работали. Мы были ответственными, самостоятельными, свободными. Счастливыми. Наша мать занималась садом и огородом, готовила еду после того, как заканчивала прием в кабинете. Она также наведывалась в горы к отцу, который на неделю уходил в поход с туристами, прибегающими к услугам его вьючных лошадей.

Позже, когда мне было около двенадцати, отец несколько раз брал меня с собой в горы. Я шел в темпе взрослых, 6 или 7 часов в день, вел лошадей и помогал с обустройством лагеря. Я обожал эти моменты, на туристов производила впечатление моя выносливость. Я был любимцем, маленькой «звездой» туристической группы…

Вы можете легко представить наш немного «хипповый» образ жизни. У нас была гостиная с телевизором, но мы туда заходили редко, и после обсуждения (читай – препирательств) с мамой по поводу программы. Это были «Ушуайя», «Корни и крылья», «Таласса», иногда фильм на видеокассете или мультфильмы воскресным вечером. В любом случае, мама предпочитала коллективные игры. Очевидно, что даже в «Мемори» я не любил проигрывать…

Читать еще:  Что нужно принимать когда занимаешься спортом. Правильное питание для занятия спортом

Хотя родители были очень заняты, они находили возможность проводить каникулы вместе. Однажды мы собирались поехать куда-то в центр Франции, но мотор нашего «Рено» отдал Богу душу где-то на 50-м километре. Мой отец решил арендовать яхту, чтобы совершить круиз по Средиземному морю, захватив еще и одного из моих кузенов. У него было несколько приблизительных представлений о навигации, но по его мнению, этого было достаточно.

Таким был мой отец, он никогда не сомневался, что всё держит под контролем, хотя, наверное, в глубине души он понимал, насколько безрассудным было его воспитание детей с точки зрения безопасности. Помню, как я упал в море… Не знаю, то ли времена изменились, но тогда это нам казалось нормальным, а сейчас я со своими дочками не сделаю и десятой части того, что мы делали тогда.

В нашей жизни в горах спорт был самым главным занятием. Мы занимались горными лыжами, походами на снегоступах, беговыми лыжами, велосипедом, пешими походами. Для меня элемент соревнования существовал всегда. Любым способом, но я должен быть на вершине. Симон начал заниматься хоккеем, и разумеется, я последовал за ним. Но, как до этого с занятиями дзюдо, я быстро понял, что не создан для контактного спорта. Думаю, ограничением стала и большая стоимость тренировок. Естественно, что мы втроем переключились на беговые лыжи.

Преподаватели по лыжам делали акцент на удовольствии и прогулках на природе, чем на технике лыжного хода. Но они уже разглядели, что трое братьев имели способности и, в моем случае, вкус к соревнованиям.

Когда я получал хорошую оценку в школе, я гордился, только если оценка была самой лучшей. Если я был вторым, я был разочарован. В спорте все было еще хуже. В колледже Фон-Роме, где я ходил в спортивную секцию, я был окружен ребятами, которые все время занимались легкой атлетикой, в то время как я занимался лыжами. Это мне не мешало плакать после кросса, если я не побеждал. Такое случилось только раз, в шестом классе. Потом я уже оккупировал высшую ступеньку пьедестала вплоть до поступления в лицей.

Симон занялся биатлоном за компанию с друзьями. Что до меня, я следовал за старшим братом. Издалека. Даже если это его раздражало. Думаю, в то время он искал себя. Он решил преуспеть в биатлоне, после того как тяжело переживал, что его не взяли на чемпионат Франции, в то время как его лучшие друзья туда поехали.

Что касается меня, я был более одаренным. Я вошел в команду Восточных Пиренеев, и мы часто ездили на сборы или соревнования в Альпы вместе с нашими соперниками из Верхних Пиренеев. Именно там я встретил Элен. Будущую жену.

Знакомство с женой

Когда я перечитываю письма, которые мы отправляли друг другу, мне практически стыдно, настолько они кажутся инфантильными. Я был ребенком, когда мы встретились с Элен на чемпионате Франции среди клубов, в Альпах.

Мне было 11 или 12 лет, она была на год старше; у меня был хорошо подвешен язык и мало комплексов. Элен мне сразу понравилась, я ей написал записку, подсунул под дверь и спросил: не хочет ли она меня поцеловать. Странно, но Элен не согласилась! Насколько помню, она мне передала короткий ответ вроде «О, нет!». Думаю, тогда я действительно казался ей обузой.

Год спустя она оказалась в Фон-Роме, запертая снежной бурей. Я снова попытал удачу. Думаю, на этот раз я был менее неуклюж. В этом возрасте быстро учишься и меняешься…

После того благословенного уик-энда не проходило и недели, чтобы мы не говорили как минимум час по телефону.

Первая часть нашей истории почти угасла из-за нашей удаленности, но мы снова встретились в 17 или 18 лет, при этом никогда полностью не прерывая все, что нас связывало. С тех пор наши отношения стали более серьезными, несмотря на то, что она уехала учиться в Тулузу, а я становился настоящим биатлонистом между Преманоном и Виллар-де-Ланс.

Это потрясающе, что Элен сейчас моя спутница, мать моих детей. В наших отношениях было несколько перерывов, начиная с наших 14 лет, но мы никогда не переставали общаться и доверять друг другу. Я убежден, что без нее мне бы не удалось построить карьеру. Она дала мне стабильность чувств, в которой я нуждался. Я никогда не лгал ей о том, какая жизнь ждет меня.

Недавно Элен напомнила мне, что в 14 лет я сказал ей: «Если станешь моей женой, будешь чаще видеть меня по телевизору». Я не думал, что будет именно так. Но внутри меня жили стремление и интуиция. Я хотел стать таким, как те парни, которые украшали стены моей комнаты. Хотел стать чемпионом с плаката. Это было больше, чем просто желание. Огонек, маленький огонек, который никогда не гаснет.

Жена Мартена Фуркада: фото

Содержание статьи

  • Жена Мартена Фуркада: фото
  • Фуркад Мартен: биография французского биатлониста
  • Жена Франсуа Макрона в молодости: фото
Читать еще:  Почему "Зенит" - "бомжи"? Почему спартак — «мясо», а цска — «кони», откуда возникли прозвища

Мечты о золоте и снеге

В ноябре 2017 года вышла автобиография Мартена Фуркада «Мечты о золоте и снеге». Первое издание было на французском, позже книгу перевели на другие языки, в том числе и на русский. Книга в основном посвящена спорту, становлению Мартена как спортсмена, его жесткому отношению к допингу. Но есть главы, в которых биатлонист приоткрывает завесу над своей личной жизнью. Он откровенно рассказывает о знакомстве с Элен, которую называет любовью всей жизни. С теплотой пишет о семье.

Семья Мартена держала мини-отель недалеко от курорта Фон-Ромё. Ближайшие соседи жили на расстоянии 15 километров. Мать, логопед по профессии, вела домашний прием. Отец работал гидом, водил туристов в горы. Будущий чемпион был средним из троих детей семьи Фуркад. Вместе со старшим братом Симоном и младшим Брисом он помогал родителям. «Часто мы принимали постояльцев сами, пока родители работали. Мы были ответственными, самостоятельными, свободными» — вспоминает Мартен в своей автобиографии.

Спорт в семье был одним из главных занятий. Родители вместе с детьми занимались горными лыжами, походами на снегоступах, катались на велосипедах, ходили в пешие походы. Мартен пробовал заниматься дзюдо, потом хоккеем. Позже все братья переключились на беговые лыжи. В биатлон Мартен попал вслед за братом Симоном, который первым решил освоить этот вид спорта.

Элен, любовь всей жизни

Уже много лет рядом с чемпионом находится одна-единственная женщина. Ее зовут Элен Усабиага, она работает учительницей в обычной школе. Мартен и Элен познакомились очень давно. Это было в Альпах, Мартен тогда участвовал в чемпионате Франции по биатлону среди клубов, а Элен увлекалась горными лыжами. Будущему чемпиону было около 12 лет, Элен на год старше. Мартен никогда не отличался закомлексованностью, девушка ему понравилась, потому он подсунул под дверь ее комнаты записку со словами: «Не хочешь ли ты меня поцеловать?». Элен же подобные ухаживания не впечатлили и она ответила коротким: «О, нет!»

В следующий пути молодых людей пересеклись год спустя, они оказались практически в заточении из-за снежной бури на горнолыжном курорте Фон-Ромё. Мартен снова попытался поближе познакомится с Элен. «Думаю, на этот раз я был менее неуклюж. В этом возрасте быстро учишься и меняешься…» — вспоминает он в своей автобиографии.

Началась очень красивая и трогательная история первой юношеской любви. Мартен и Элен обменивались бумажными письмами и часами говорили по телефону. Со временем их связь практически прекратилась и-за удаленности друг от друга: Элен уехала учится в Тулузу, а Мартен стал показывать высокие результаты в спорте и разрывался между сборами, тренировками и чемпионатами.

Они возобновили свои отношения в возрасте 17-18 лет, и с тех пор не расстаются. Не расстаются душевно, поскольку физически Мартен много времени проводит вне дома, титул лучшего так просто не дается, приходится многим жертвовать, в случае Мартена и Элен жертвовать приходиться временем, проведенном с семьей.

Несмотря на то, что Элен верная спутница Мартена более 10 лет, официально они не женаты. Хотя во всех своих интервью Мартен называет Элен своей женой. Он всегда с теплотой и искренней любовью говорит о ней: «Я убежден, что без нее мне бы не удалось построить карьеру. Она дала мне стабильность чувств, в которой я нуждался. Я никогда не лгал ей о том, какая жизнь ждет меня.»

Манон и Инес — дочки чемпиона

В марте 2015 года Мартен объявил, что они с Элен готовятся стать родителями в первый раз. На время беременности пара переехала в Норвегию, где будущие родители провели почти всё лето.

10 сентября 2015 года Мартен и Элен впервые стали родителями. На свет появилась девочка, которую назвали Манон.

В январе 2017 года стало известно, что в семье биатлониста вновь ожидается пополнение. Примерная дата родов была назначена на конец марта. В прессе появились заметки о том, что Мартен собирается пропустить конец сезона ради того, чтобы присутствовать на родах. Посоветовавшись с гражданской супругой, Мартен решил пробежать последние гонки. Вторая дочка биатлониста появилась на свет 23 марта 2017 года, всего через 3 дня после заключительной гонки сезона 2016/17. Девочку назвали Инес, а Мартен выиграл свой шестой Кубок Мира.

Гражданская супруга и любимые дочки иногда сопровождают спортсмена на международных соревнованиях. Именно они дают Мартену так необходимое ему чувство равновесия и стабильности. На одной из гонок в 2019 году, после заключительного огневого рубежа, когда стало очевидно, что Мартен выиграет эту гонку, спортсмен развернулся в сторону зрительских трибун и победно вскинул руку вверх. Кто-то усмотрел в этом жест бахвальства и самодовольства. Позже Мартен объяснил, что он обращался к старшей дочери, которая накануне спросила: «Папа, а почему ты сегодня не выиграл?». И он пообещал ей победить завтра.

Мартен Фуркад довольно активно ведет свой Инстаграм, у него более 400 тысяч подписчиков. Биатлонист часто выкладывает фото и видео с тренировок и соревнований. Но фото из семейных архивов на его странице редкость.

Источники:

http://www.skisport.ru/news/biathlon/90927/
http://zen.yandex.ru/media/id/592ec2c5d7d0a6f53d9a3301/5a425c6b799d9dda05ec3dd2
http://www.kakprosto.ru/kak-972302-zhena-martena-furkada-foto

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector