0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дракой это не назовешь; я просто вырубал людей

«Дракой это не назовешь – я просто вырубал людей». Что бывает, если хулиганы нарываются на профессиональных бойцов

В блоге «Бей первым» истории уличных боев от Александра Шлеменко, Сергея Ковалева, Дениса Лебедева и других наших известных боксеров и бойцов MMA.

«Я молил Бога – чтобы до дома дойти и не подраться»

Игорь Зиновьев, бывший боец UFC: Мы с тренировки шли – и почти каждый вечер видели, как кто-то дрался на Невском проспекте. Толкаются, бутылки кидают. Пьяные вырывают у девчонок сумки. Ты его схватишь, он нож достает. Или палку. Или арматуру. Я молил Бога – чтобы до дома дойти и не подраться. Ты же идешь уставший с тренировки, руки уже разбитые, тяжелые, делать ничего не хочется. Были не очень хорошие драки, когда мне руки протыкали, колени резали. Был эпизод, я уезжал с поля боя на крыше такси, а мне стреляли вслед из пистолета.

— А что случилось?

– Мы приехали отстоять правое дело. Одного парня вместе с девушкой какие-то черти избили. Ну мы подъехали. Постояли, подождали – никого. И все стали медленно разъезжаться. В какой-то момент на месте осталась одна машина – в ней был я и ребята, у которых почему-то не было даже ключей от этой машины. И с той стороны появилось человек пятнадцать. Начали стекла бить, ножами через окна тыкать. Картина жуткая. Я пока закрывался, мне руки все истыкали ножом. Потом мы вырвались из машины, бросились врассыпную. Я по пути нескольких посадил, тут уже смотрю – один за пистолетом потянулся, я ему чпокнул и деру дал. По набережной ехало такси с пассажирами, я заскочил на крышу, метров двести отъехал, кричу таксисту: «Батя, притормози!» Он малость притормозил, я спрыгнул. Люди, которые все это видели из окна, потом говорили: «Мы сначала думали, что это кино снимают». Но это не все.

— Что еще?

– Домой когда попал, засунул руку под футболку, а у меня под кожей оказалось сломанное лезвие ножа. Ничего не задело, просто вошло под кожу. Сунули в суматохе сбоку, я почувствовал, что что-то звенькнуло, и не обратил внимания. А нож был, видно, перекаленный – и сломался. И когда я вытаскивал это лезвие, вот тогда мне стало не по себе, вот в этот момент накрыл страх и затряслись руки. Мне же кишки могли выпустить.

«Уже когда троих положил, вспомнил, что под сидением в машине у меня было, чем отмахаться»

Сергей Ковалев, чемпион мира по боксу в полутяжелом весе по версии WBO: Поздно ночью, по зиме, застрял в снегу. Педалью газа раскачиваю машину и пытаюсь выехать из западни. Вокруг ни души. Одна темень. От жаркого воздуха печки захотел пить, печка у меня очень хорошо топила. Метрах в 30 от меня стоял ларек, от которого на весь тот район светила лампа Ильича. Думаю, пойду, воды куплю. Зашел в ларек, следом за мной зашли два парня. Один мне: «Дай десять рублей». Я ему: «Я тебе не банкомат!» Если бы они по-людски попросили, вопросов бы не было. Выхожу, они «иди сюда», я понял, что они явно не поговорить хотят, пришлось пробить одному «двоечку», другой – бежать. Я пошел дальше пытаться выехать. Смотрю в окно – идут. Человек, наверное, 8-10 было. Честно, испугался тогда, вся жизнь перед глазами промелькнула. Пришлось выйти, иначе я, возможно, навсегда в той машине и остался бы. Попытался отговориться, что типа это не я и в таком роде. Но они кинулись, пришлось действовать по ситуации. Не зря нас тренер на тренировке одновременно против двоих-троих в спарринг ставил. Троих я положил и тут вспомнил, что в машине под сидением у меня было, чем отмахаться. И когда я к машине двинулся со словами, что сейчас всем конец, они разбежались в разные стороны, кто еще мог бегать. Тут же проезжали мимо два парня, помогли мне вытолкнуть машину. Я им посоветовал уезжать побыстрей. Сказал, что сейчас придут друзья вот этих, кто загорал на снегу тогда под лампой Ильича.

Это потом уже до меня дошло, что те первые двое могли мне помочь вытолкнуть машину за эти десять рублей. Находчивее нужно быть.

«Если выживу, каждого выловлю и изуродую»

Роман Кармазин, экс-чемпион мира по боксу в среднем весе: Последний случай, когда с трудом себя сдержал и не ввязывался в уличный конфликт? Давно. Вот раньше бывали ситуации, когда пытались спровоцировать. Но я всегда уходил от конфликта. Придумал для этого чудесную фразу. Если видел, что драка неизбежна, говорил: «Чего бесплатно кулаками махать? Давай по пятерке «зелени» скинемся – кто выиграет, тот все забирает».

— Срабатывало?

– Безотказно. Человек видел, что я абсолютно не боюсь его – и переставал зарываться. Приятель, узнав об этом способе, воодушевился. «Теперь, – говорит, – буду делать так же».

— И что?

– Жаловался потом: «Раз пять пробовал – не действует! Почему-то как произношу эти слова, меня сразу начинают бить…»

— Помните, когда вам было очень-очень страшно?

– Такое происходило нередко. Но заметил, что сильный страх у меня в какой-то момент трансформируется во что-то другое. Я становлюсь как блаженный – и уже ничего не боюсь. Был случай в армии. «Деды» позвали на разговор в туалет. Захожу – там человек двадцать. Причем я уже насмотрелся на их подвиги и понимал, что закончиться все может грустно. Сначала охватил жуткий страх. А потом резко исчез, стало все по барабану. Сказал: «Конечно, вы можете меня избить – вас много. Но если выживу, каждого выловлю и изуродую».

«Нетрезвого человека очень трудно вырубить, он не чувствует боли»

Светлана Андреева, победительница чемпионата Европы, неоднократная чемпионка России: На улице был у меня «стоячий» нокаут, когда мне попали пивной кружкой в висок. Я пыталась защитить подругу, отвернулась, нарушила главное правило: «Никогда не своди глаз с соперника». Я пренебрегла, отвернулась, чтобы убрать человека от удара. Это было в клубе, мы сидели с друзьями, тут забегает девочка, говорит, что у стойки какой-то чел невменяемый никого к барной стойке не подпускает, машет руками. Подходим мы к стойке, я смотрю – чел и правда уже хорошо перебрал, делаю шаг к нему поближе, он хватает кружку, а моя знакомая оказывается чуть ближе к нему и я понимаю, что сейчас вместо головы у нее будет эта кружка. Я отвожу ее в сторону и отвожу взгляд. В помещении нам не дали в итоге подраться, я попросила нас вывести на улицу. Парень оказался хоккеистом ростом 190. Я понимала, что нетрезвого человека очень трудно вырубить, он не чувствует боли. Я понимала, то если я его с одного удара не вырублю, ничего хорошего из этого не получится. Ну я знаю, куда бить, ударила, вырубила, это был жесткий нокаут. Стояла я минут 15, он не пришел в себя.

«Хватило двух-трех минут, чтобы все это закончилось. Оба лежали на земле, один шевелился, другой – нет»

Денис Лебедев, чемпион мира по боксу в первом тяжелом весе по версии WBA: Это было в Осколе – довольно давно, но я помнить буду всю жизнь. Я ехал домой с женой, брат – с невестой. Дома нас ждал грудной ребенок, ей надо было купить кашу. Жена говорит: «Денис, на сегодня еще хватит покормить. Купим завтра». Но мы в этот момент проезжали мимо магазина, и я подумал: «А почему не сейчас, раз мимо едем?» Я остановился, брат – тоже и пошел со мной.

В магазине мы выбрали кашу, встали в очередь. Стою, жду и вдруг легкий шлепок по спине: «Парень, ты за нами». «С какого перепугу я за вами? Я встал за крайним человеком. Вы – за мной». «Паренек, ты даже не представляешь, каких ты сейчас люлей получишь на улице». В этот момент подошел мой брат: «Ребят, успокойтесь, пожалуйста. Не будем ссориться – это может плохо закончиться как для нас, так и для вас». «Паренек, ты ладно, иди отсюда. А вот этот уже конкретно нарвался».

Они не знали, что это мой брат, а не простой прохожий. Со словами «Иди отсюда» брат вышел на улицу и уже стоял разминался. Еще стоя в очереди, я смотрел на этого хама и представлял, в какую сторону он будет падать. Там слева была стеклотара, справа – стеклотара, поэтому в магазине этого делать было нельзя. Но как он себя вел в магазине на глазах у людей, я вам даже описать не могу. Выйдя на улицу, я успел только поставить кашу на землю. Их было двое, и нас было двое. Только разница в том, что мы были мастера спорта по боксу, а они – обычные уличные драчуны. Нам хватило двух-трех минут, чтобы все это закончилось. Оба лежали на земле, один шевелился, другой – нет.

Возможно, рассказывать это и не стоит – я не сторонник насилия. Но я считаю, что сам Господь Бог послал меня в этот магазин, когда там были два этих негодяя. Чтобы они пристали ко мне, а не к тому, кто адекватно ответить им не смог. Еще раз: я против рукоприкладства, конфликты надо решать словами. Но иногда бывают моменты, когда надо. Надо проучить.

«Иногда люди от щелбана падали»

Александр Шлеменко, чемпион Bellator: Выяснять отношения на улице приходилось, только дракой это не назовешь: я просто вырубал людей – попадались непонятливые. Чаще они были пьяными – видимо, считали себя великими и непобедимыми. Я как правило, с такими не разговариваю. А сразу предупреждаю: «Ты хочешь здоровье потерять?» Говорит: «Хочу!» Тогда потихонечку, чтобы никто не видел, хлопну его – и все: пусть отдыхает! Иногда люди от щелбана падали. Причем страх испытываю не за себя, а за этого человека. Вдруг не рассчитаю силу и убью?! Но в последнее время ко мне не цеплялись.

Прямой в голову

Почему бокс — один из самых опасных видов спорта

23 июля в американской больнице от полученных на ринге травм умер российский боксер Максим Дадашев. Спустя два дня, 25 июля, сразу после боя скончался пуэрториканский боксер Уго Сантильян. Медиа окрестили последнюю неделю июля «одной из самых страшных в истории бокса». Однако смерть от полученных во время боксерского поединка увечий — явление далеко не редкое. Редакция N + 1 разбиралась, почему бокс может считаться одним из самых опасных видов спорта.

Причина смерти — нокаут

За 11 раундов своего последнего боя Максим Дадашев пропустил 319 ударов. С каждым раундом боксер защищался все хуже и хуже. Перед заключительным, 12-м раундом тренер Дадашева Бадди Макгирт кинул на ринг полотенце. Этот жест сигнализирует о намерении наставника остановить бой и снять своего подопечного с ринга, признав его поражение.

В спорте нокаутом считается ситуация, когда, пропустив удар, один из противников не может продолжить бой, пока рефери считает от одного до десяти.

В спортивной медицине нокаутом называют состояние спортсмена, характеризующееся головокружением, потерей ориентации в пространстве или даже сознания. Причиной нокаута обычно становятся травмы либо головы, либо внутренних органов (селезенки, печени, диафрагмы, дыхательных мышц; реже — сердца), либо шеи в области расширения сонной артерии — каротидного синуса.

Как правило, при этом у боксера резко падает артериальное давление (из-за сотрясения мозга) или происходит внезапная потеря мышечного тонуса в скелетной мускулатуре. В таком состоянии спортсмен просто не способен подняться и продолжить бой.

Максим Дадашев не смог самостоятельно покинуть ринг: партнеры по команде помогли ему добраться до подтрибунного помещения, где боксер потерял сознание. Из зрелищного комплекса MGM National Harbor спортсмена доставили в больницу, где врачи диагностировали у него отек мозга. Спасти Максима не удалось.

Мнение эксперта о причинах смерти Максима Дадашева

Первая ошибка — никто не учитывает кумулятивного эффекта, то есть того, что [в ходе боя] последствия от ударов накапливаются.

Вторая ошибка — секундантов. В этом конкретном примере секундант спрашивает у боксера, не выбросить ли ему полотенце, не остановить ли бой. Но ни один боксер на ринге не скажет: «Давай, останавливай бой!» Надо было не спрашивать, а выбрасывать.

Третья ошибка — рефери на ринге. Видит, что «плывет» парень, надо было тоже [остановить бой].

И еще одна ошибка. [Никто не заметил, что] на фоне хронической субдуральной гематомы, которая потихонечку развивалась, у [Максима] после двух новых ударов развилась эпидуральная гематома, которая начала очень быстро сдавливать мозг, потому что она находится между костями черепа и твердой мозговой оболочкой. Она нарастает быстро: сначала появляется светлый промежуток, человек [еще] себя чувствует нормально, а через некоторое время он теряет сознание и впадает в кому.

И наконец была еще одна ошибка, чисто медицинская. Ему сделали трепанацию черепа, откачали гематому, а кровотечение не остановили. В результате от вклинения ствола головного мозга — остановка дыхания.

Александр Клочков
профессор, бывший сотрудник Центра спортивной медицины

И такие случаи далеко не редки. Мануэль Веласкес, один из первых публичных сторонников запрета бокса, еще в 1940-х годах начал собирать имена всех погибших в результате травм боксеров на основе новостей и архивных данных. Его последователи продолжили дело, и последняя версия списка содержит упоминание 1865 случаев гибели спортсменов в период с 1890 по 2011 год.

Ученые из Калифорнийского университета проанализировали данные о смерти 339 боксеров, погибших между 1950 и 2007 годами, и выяснили, что в 65 процентах случаев смерть наступала после нокаута. Еще в 15 процентах случаев — после технического нокаута, когда бой останавливал рефери, врач, секундант боксера или сам боксер из-за обстоятельств (как правило, травм или рассечений), препятствующих продолжению поединка.

«Отмороженные»

Конечно, далеко не все поединки боксеров заканчиваются настолько трагически. Но даже легкие удары по голове оставляют отпечаток на здоровье спортсменов и зачастую приводят к развитию «деменции боксеров». Впервые это заболевание в 1928 году описал американский невролог Гаррисон Стэнфорд Мартланд.

Мартланд обратил внимание, что у некоторых уже закончивших спортивную карьеру титулованных боксеров речь бывает немного заторможена, а с лица не сходит блаженная улыбка. На спортивном жаргоне их состояние называли «Punch drunk» (от англ. punch — «удар» и drunk — «пьяный»).

Существует множество вариантов перевода этого выражения на русский язык, самые уместные из которых, пожалуй, — «отмороженные» или «отбитые», — но и они не передает всех оттенков и нюансов игры слов.

Этот жаргонизм попал в первое медицинское описание «деменции боксеров». По наблюдениям доктора Мартланда, такое состояние в мягкой или жесткой формах свойственно половине завершивших карьеру бойцов. Подробно он описал симптомы «Punch drunk» на случае своего пациента, имя которого в работе представлено инициалами.

Пациент N.E. с 16 лет начал заниматься единоборствами и за 5 лет построил успешную карьеру в боксе. В 22 года он перенес первый в жизни нокаут, после которого провел без сознания почти час. Впоследствии N.E. перенес еще один нокаут и в 23 года оставил бокс из-за тремора конечностей и частичной утраты способности держать равновесие.

В течение последующих 15 лет состояние N.E. плавно ухудшалось, и к 38 годам, несмотря на хорошую физическую форму и нормальное питание, его частично парализовало.

В современной медицинской номенклатуре заболевание, описанное доктором Мартландом, называют хронической травматической энцефалопатией (ХТЭ). Симптомы ХТЭ в целом напоминают симптомы болезни Альцгеймера или паркинсонизма. Сходства в анамнезе пациентов неслучайны: все эти заболевания вызваны структурными изменениями белого вещества головного мозга и отложениями тау-белка в разных его отделах.

К развитию ХТЭ приводят систематические, даже легкие, травмы головы. У боксеров заболевание зачастую развивается спустя 10-15 лет после окончания карьеры, но может и послужить поводом для ухода из профессии.

Признаки энцефалопатии наблюдались у таких звезд профессионального бокса, как Джо Луис, Аль Маккой и Мухаммед Али, однако официальный диагноз ХТЭ ставят единицам. Всего же, по оценкам ученых, с проявлениями «деменции боксеров» разной степени тяжести сталкиваются от 17 до 51 процента спортсменов


Одно из последних поражений легендарного американского боксера Аль Маккоя, к этому времени уже страдавшего от хронических болезней, связанных со спортивных прошлым. Его соперник, Джо Луис, окончил карьеру после нокаута в 1951 году.

Бокс и голова

Систематические травмы головы, по словам бывшего сотрудника Центра спортивной медицины профессора Александра Клочкова, приводят к разрыву мостиковых вен между твердой и паутинной оболочками мозга и, как следствие, к образованию субдуральной гематомы.

Кровоизлияние между двумя мозговыми оболочками тяжело диагностировать распространенными методами, потому что его не видно ни с помощью компьютерного, ни с помощью магнитно-резонансного томографов.

Для диагностики хронической субдуральной гематомы необходимо использовать методику функционального слежения за состоянием боксеров, сочетающего ряд косвенных методов, и при подозрениях на нарушения отправлять спортсменов на сложные исследования. Подтвердить диагноз может лишь дорогостоящее исследование на позитронно-эмиссионном томографе.

Ральф Томас (1895–1924), один из фигурантов «списка Мануэля Веласкеса», погиб на ринге в Нью-Йорке после пропущенного удара в область сердца

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector