1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прочти первым: «Игра предательницы

Прочти первым: «Игра предательницы

(Кайафас Каин — 3)

К моему огромному удивлению, не говоря уже о личном удовлетворении, первые два тома материалов из архива Каина, которые я подготовила для распространения и использования в среде моих собратьев-инквизиторов, оказались ими весьма читаемы. Причину столь неожиданной популярности я вижу в том, что многие из моих коллег посчитали воспоминания Каина скорее легким развлекательным чтением, нежели серьезным источником пищи для размышлений, каковым я изначально его полагала. Многим сложно было поверить, что имперский комиссар мог оказаться столь далек от идеалов, которые был призван воплощать. Учитывая его публичную репутацию, я способна без труда понять причины такого отношения к данному тексту. Но благодаря личному знакомству с Каином я могу заверить моих читателей, что он был весьма близок к тому, как описывает себя в мемуарах. В то же время я хочу заметить, что, возможно, именно осознание своих недостатков породило в нем манеру судить себя несколько строже, чем он, вероятно, заслуживал.

До сих пор мои усилия были сосредоточены на том, чтобы представить читателю отрывки, повествующие о столкновениях Каина с чужаками — врагами Империума. Но за время своей продолжительной карьеры ему не раз приходилось скрещивать мечи со всевозможными чудовищами, порожденными варпом, и вмешиваться в темные планы Разрушительных Сил и их смертных служителей. Поэтому мне показалось верным, особенно учитывая тот интерес, что проявили к предыдущим томам инквизиторы отличных от моего Орденов, выбрать для дальнейшей подготовки к распространению новый отрывок, повествующий именно о подобном столкновении.

В данном решении мне помог тот факт, что хронологически данный отрывок продолжает предыдущие два. Манера Каина записывать мемуары разрозненными кусками в том порядке, в каком различные события приходили ему на память, привела к тому, что материал был расположен в архиве в виде продолжительных отступлений от совершенно другого рассказа. Основным повествованием являлся отчет о знаменитом инциденте, происшедшем в течение 13-го Черного Крестового Похода, когда Каин был отозван из отставки для защиты целого мира с не чем иным, как пригоршней собственных кадетов из Схола Прогениум. Но этой истории придется подождать до следующего тома; для нынешнего же я, как мне кажется, весьма удачно отсортировала материал, касающийся только Адумбрианской кампании, который и представила в виде достаточно связного и самоценного изложения.

Как и в случае предыдущих отрывков, события данного происходят во время службы Каина с 597-м Вальхалльским полком. Речь здесь идет о первом столкновении едва оперившегося полка с силами Хаоса. Наибольший интерес вызывает описание Каином реакции обычных солдат на Великого Врага, а также тех форм, которые принимали махинации последнего. Я надеюсь, эти фрагменты прозвучат давно необходимой тревожной нотой для тех из моих читателей, которые могли стать жертвой пагубных доктрин Радикализма.

Каин, по обыкновению, остается раздражающе неточным в отношении всего, что не касалось его лично. Посему я использовала в работе выдержки из других источников, необходимые для того, чтобы представить более полный отчет о событиях на Адумбрии и в системе, к которой она принадлежит. К сожалению, как и раньше, я не смогла обойтись без многословных витиеватостей, принадлежащих перу Дженит Суллы, за что я могу лишь заранее извиниться. Там, где предоставлялась хоть какая-то альтернатива, я, будьте уверены, спешила ею воспользоваться.

Для удобства чтения — так же как и в предыдущих томах — я разбила в целом неструктурированное повествование Каина на главы. И в очередной раз я не смогла удержаться от того, чтобы поставить им эпиграфы из обширной коллекции цитат, которую он собрав и постоянно пополнял для наставления и развлечения своих учеников в Схоле. Помимо этого, свое вмешательство я заключила в рамки немногочисленных сносок, позволив Каину самому вести рассказ в его неподражаемой манере.

Чем шире он улыбался и называл нас друзьями, тем крепче мы держались за кошельки.

Аргун Слейтер. Уловка Уострела. Акт 4, сцена 1

За столетие или около того, проведенное в сражениях с врагами Императора — ясное дело, когда от этих врагов нельзя было сбежать или спрятаться, — мне перепала изрядная доля неприятных сюрпризов. Но внезапное появление Томаса Бежье в коридорах «Благоволения Императора» до сих пор остается событием, которое я не могу вспомнить, не вздрогнув. И вовсе не потому, что та ситуация была особенно опасной для жизни — что, в общем-то, выделяет ее в ряду выпавших мне сюрпризов. Нет, она вызывает в моем сознании прихотливый сплав чувств. Одно из них — гнев на проявленную Бежье впоследствии свинскую глупость, которая едва не привела к сдаче Разрушительным Силам имперского мира, красиво завернутого в розовую подарочную упаковку. Что еще хуже, она могла бы и меня привести к позорной казни, не повернись дело так, как оно повернулось.

Этот гнев сливается с потоком неприятных воспоминаний, пробудившихся во мне уже тогда, при встрече. Я недолюбливал Бежье с тех давних пор, когда мы были комиссарами-кадетами и вместе обучались в Схола Прогениум. Полагаю, моя неприязнь стала бы еще крепче, если бы я удосужился хоть раз вспомнить о Бежье с того примечательного момента, когда нас сочли достойными огорчить своим присутствием какое-нибудь подразделение и разослали по разным сторонам Галактики. (В моем случае, как я сильно подозреваю, вручение алого кушака и вежливое выдворение казались простейшим способом предотвратить массовые отставки в среде педагогов)[1].

— Кайафас, — приветственно кивнул Бежье, будто бы мы всегда были накоротке, и по его пухлому лицу расплылась улыбка столь же искренняя, как у экклезиарха, раздающего милостыню перед пикт-камерами. — Я прослышал, что ты на борту.

Ну этим он меня не удивил. К тому периоду карьеры репутация катилась вперед меня везде, куда бы я ни направлялся. Она либо смазывала мой путь так, что жизнь становилась гораздо проще, либо — как бы сохраняя некий баланс вещей — иной раз втягивала меня в такие опасные для жизни ситуации, которые заставляли все внутренности сжиматься от ужаса. Без сомнения, за три дня пути с Кастафора[2] все на корабле уже проведали, что Каин, герой Империума, находится среди них, и либо прикидывались никак не впечатленными сим фактом, либо искали способ выскрести личное знакомство, дабы продвинуть карьеру, уцепившись за край моей шинели. Если рассудить здраво, в последнем стремлении я мог только пожелать любому большой удачи.

— Бежье, — кратко кивнул я в ответ, раздраженный тем, что он обратился ко мне по имени.

Как я уже упомянул, мы не были друзьями в Схоле; мне не хотелось изображать дружбу и теперь. Если так подумать, то я вообще не припоминаю, чтобы у Бежье были друзья, разве что небольшая компания подхалимов, столь же праведных и самодовольных, как и он сам. Они постоянно ныли о милости Императора или бегали к кураторам с доносами о мелких нарушениях со стороны других учеников. Единственным местом, где каждый был рад видеть Бежье, была арена для скрамболла — там его с энтузиазмом тузили и ставили подножки независимо от того, владел он мячом или нет.

Читать еще:  Можно ли есть чечевицу на ужин. Рагу из чечевицы со шпинатом. Можно ли есть чечевицу при похудении

— Я и не представлял себе, что ты тоже выбрался на эту нашу прогулочку, — продолжил я.

Улыбка Бежье несколько поугасла, ибо он заметил пренебрежение в моем тоне. Но он был достаточно умен, дабы осознавать, что публично возмущаться не стоит. Коридоры были полны старшими офицерами Гвардии, среди них виднелись черные шинели и алые кушаки других комиссаров. Все неторопливо двигались в сторону одного из актовых залов, где сам лорд-генерал, как ожидалось, через несколько минут должен будет провести с нами брифинг. Не лично, разумеется: он-то уж путешествовал с определенным шиком на борту флагмана флотилии. Но вероятно, техножрецы на скорую руку придумали метод, позволяющий генералу передать картинку по пикту на все корабли экспедиционного корпуса разом, прежде чем мы перейдем в варп.

— Я бы не решился назвать борьбу с врагами человечества прогулочкой, — напряженно ответил Бежье. — Это наша священная обязанность — защищать благословенные владения Императора от малейшего пятна скверны.

— Ну конечно, так оно и есть, — ответил я, не удержавшись от того, чтобы подколоть этого благочестивого маленького педанта, как делал это почти тридцать лет назад. — Но я уверен, что Он не будет иметь ничего против, если нам это пойдет в радость.

Конечно же, противостояние тем ужасам, которые ожидали нас везде, куда бы мы ни направлялись, было настолько далеко от моего представления о веселье, насколько это возможно. Но я произнес именно то, что ожидается услышать от героя, и толпа вокруг отреагировала очень благосклонно, хоть все старательно и делали вид, что не прислушиваются к нашему разговору.

— Прошу прощения, что прерываю вашу беседу, комиссар. — Полковник Кастин откашлялась и с хорошо выверенной бесстрастностью посмотрела на свой хронограф. — Но я полагаю, что было бы невежливым заставлять лорда-генерала ждать.

— Благодарю вас, полковник, — ответил я, выразив истинную благодарность мимолетным взглядом, который не сумел бы заметить никто, кроме Кастин и ее помощника, майора Броклау.

Годы совместной службы[3] принесли нам взаимопонимание, настолько близкое к дружбе, насколько позволяли занимаемые нами должности. Не в последнюю очередь благодаря ему 597-й полк работал так слаженно и четко.

Прочти первым: «Игра предательницы»

Отрывок из фэнтезийного романа Дженнифер А. Нильсен

Дженнифер А. Нильсен — популярная американская писательница, автор бестселлеров The New York Times и USA Today. Мы публикуем отрывок из ее фэнтезийного романа «Игра предательницы».

Дэрроу гнал ороподов вперед, но карета уже замедляла ход. Плохой знак. Я осторожно, насколько хватило духу, выглянула из-за угла. Впереди, на дороге, стояли четверо всадников — темные силуэты на фоне восходящей луны. Кто они? Неизвестно, но численное преимущество было на их стороне.

Руки дрожали, но я постаралась успокоиться. Так было нужно. За подвязкой на бедре я держала нож. На такой вот непредвиденный случай. Селия и оружие — вещи несовместные, и на нее рассчитывать не приходилось, но Дэрроу был вооружен хорошо, и я могла помочь ему. Шансы оставались.

Дэрроу еще раз оглянулся и, оценив мое положение, крикнул:

— Я поверну сейчас карету в сторону и придержу ороподов, а ты прыгай.

— Это кораки. Им нужна ты.

Я выругалась, чем в других, обычных, обстоятельствах рассмешила бы Дэрроу и лишила дара речи своего отца. Но если для каждого крепкого словца есть подходящий случай, то для моего проклятия лучшего момента было не найти. Две стороны, семья Даллисоров и клан Халдериан, известный повсеместно как клан Изгнанных, уже не первый год соперничали за контроль над Анторой. Вплоть до последней войны Даллисоры имели преимущество как в численности, так и во влиянии и чаще всех прочих занимали королевский трон. Сейчас мы просто были могущественнее. Все Даллисоры во главе с моим отцом и совместно с армиями прочих приверженцев Эндрика образовывали то, что называлось Доминионом. Нехватка любви со стороны населения компенсировалась нашими требованиями уважения и тем фактом, что Доминион — это навсегда, и он никуда не уйдет. Во всяком случае, из-за Изгнанных. Их клан так и не оправился от поражения в войне, из которой вышел слишком слабым и растерзанным, чтобы бросить вызов сильнейшему. Гораздо большее беспокойство причиняли повстанцы-кораки. Эти люди ненавидели Доминион и не хотели больше ждать, пока Изгнанные воспрянут снова.

За семь лет коракского восстания Доминион так и не сумел нанести им решающее поражение. Кораки подрывали нашу страну изнутри. Интересно, нет ли у них схожих планов в отношении меня?

— Кестра, пора бежать! — прошипел Дэрроу, и ужас полоснул сердце. Дэрроу учил меня, что делать в таких вот обстоятельствах — я это знала, — но все его уроки вылетели из головы. Я вдруг снова почувствовала себя слабой, беззащитной девочкой, какой была три года назад и которая ежилась от страха, ожидая, что ее вот-вот убьют.

Нет, я знала, что делать. Прыгай. Прячься. И беги без оглядки. Вот чего хотел от меня Дэрроу.

— Давай, Кестра! Быстро! — Его требовательный голос вывел меня из оцепенения.

Я прыгнула и сразу же попыталась перекатиться, но сильно ударилась плечом о землю и коленом о камень. Тем не менее я быстро вскочила и, пригнувшись, помчалась вдоль дороги. До ближайших деревьев было недалеко.

За спиной у меня прозвучал голос, требующий, чтобы Дэрроу остановился. Ничего другого, кроме как подчиниться, ему и не оставалось. Дверцу кареты Селия закрыла, но я представила, как она сидит там, забившись в уголок, съежившись от страха.

Дэрроу поднял руки.

— Денег у нас немного. Забирайте, что есть.

— Деньги нам сегодня не нужны, — отозвался голос. — Кораки берут только то, что требуется. — Секундная пауза. — И того, кого хотят.

В голове у меня это слово прогремело так, что заглушило стук сердца и пульсацию крови в ушах. Проявив чуточку ловкости и изворотливости, я могла ускользнуть от мятежников в густом придорожном лесу. Но что тогда ждет Дэрроу и Селию? Как эти разбойники поступят с ними? Мне приходилось слышать о жестокости кораков, об их готовности убивать. Можно ли бросить преданных слуг, если цель кораков — я сама?

Подтянув юбку вверх и не выпрямляясь, я вытащила кинжал и перебралась на более удобное для наблюдения место. В свете луны были видны восемь лошадей; несколько всадников стояли на дороге с дисковыми луками наготове. В Доминионе это оружие предназначалось для вертикальной стрельбы и уступало в размерах лукам кораков, рассчитанным для ведения горизонтального огня. Кроме того, диски у них выскальзывали автоматически из кармашка непосредственно на тетиве, что объясняло тот факт, как относительно небольшой группе повстанцев удавалось провести успешную атаку.

Читать еще:  Чм по фигурному катанию мужчины таблица

— Всем, кто в карете, — выйти! — Я не видела человека, отдавшего приказ, и поняла лишь, что он сидит верхом на коне посередине дороги. Селия вполне могла бы остаться в карете — нужно было только закрыть окно и дверь, чтобы поставить перед нападавшими нелегкую задачку.

Но этого не случилось. Моя служанка уже открыла дверцу и вышла с поднятыми руками.

— Пожалуйста, пощадите! Здесь сейчас никого больше нет.

Сейчас? Я едва сдержалась, чтобы не застонать от огорчения. Прислуживала Селия хорошо, но вот своими мозгами пользовалась по назначению не всегда.

Какая-то девица в костюме для верховой езды и ладно подогнанной тунике ловко спешилась, схватила Селию за руку и, подтащив к всадникам, рывком заставила опуститься на колени. Я снова выругалась себе под нос. Ороподы не знали ее запаха и, почуяв его, вполне могли укусить. Впрочем, запах кораков эти скакуны знали не лучше. Если попытаться освободить ороподов, какой урон они могут нанести нашим врагам? С другой стороны, опасности не миновать и Селии.

Второй повстанец быстро обыскал карету, отметив, что ее железный каркас очень даже ценен для самих кораков. Третий открыл мой сундук и принялся выбрасывать лежавшие там платья, посчитав, наверное, что сундук может послужить прекрасным тайником.

— Должно быть, выпрыгнула. Всем — приступить к поискам! — Он прибавил голоса. — Кестра Даллисор, ради своего же блага, сдайся!

Они знали мое имя! Я-то думала, что за эти три года его забыл даже мой отец, а вот повстанцы помнили. Но зачем им я? Даллисорских семей немало, и они могли легко выбрать другую цель, другую дочь, более ценную для Доминиона. Скорее всего, моя жизнь не имела для кораков никакого значения. Вот и еще одна причина для беспокойства. Растянувшись цепью, они двинулись к лесу, а я укрылась за двумя соседними буками, надеясь на то, что густые ветви скроют меня от лунного света.

Я ждала, крепко сжимая рукоять кинжала, приготовившись убивать.

Два корака прошли так близко, что я даже уловила идущую от них вонь. Первый был примерно одного с Дэрроу возраста, и в глаза мне бросились неестественные белые волосы и длинный нож с раздвижными лезвиями в правой руке. Носить такое оружие разрешалось только солдатам Доминиона. Вонзив клинок в жертву, солдат нажимал на рычаг, и две половинки лезвия расходились. Страшно даже представить, какую боль должно быть испытывал перед смертью несчастный.

Второй следовал за первым на некотором удалении и был немного моложе, заметно ниже и примерно вдвое худее. Шел он нерешительно и, когда под ногой хрустел прутик или ломалась веточка, вздрагивал и замирал, не дыша. Его-то я и выбрала мишенью.

Как только корак поравнялся со мной, я выступила из-за деревьев, схватила его за руку, рванула к себе и прижала к плечу кинжал, острием вниз.

— Отпустите нас! Или я убью вашего человека!

— А, это вы, госпожа. — Тот, что говорил от имени кораков, повернулся ко мне и склонил голову. — Проблема в том, что вы можете убить только одного из наших, а у меня двое ваших. Посчитайте сами.

Под коленом у Дэрроу был спрятан лук с уже заряженным черным диском. Воспользовавшись моим появлением как отвлекающим маневром, он медленно наклонился, но прежде чем успел выпрямиться, серебряный диск одного из повстанцев разрезал ему живот. Дэрроу согнулся и рухнул на землю. Из глубокой раны обильно хлынула кровь.

Я вскрикнула и ткнула своего пленника кинжалом, да вот только мой удар не оказался смертельным. Лучше погибнуть в бою. С этой мыслью я бросилась вперед, решив сражаться до конца. И тут меня догнал и остановил полный боли крик Дэрроу.

В карете у нас лежал порох для прижигания ран. У меня еще оставался шанс спасти Дэрроу и Селию. Но только не с помощью оружия.

— Брось нож! — крикнул мне кто-то. — Или мы и эту тоже убьем! — Незнакомец поднес клинок к горлу Селии, и ее глаза расширились от ужаса.

— Отпустите ее и не мешайте мне спасти возницу, — возразила я. — Потом и нож брошу!

Кто-то схватил меня сзади, и лезвие блеснуло уже у моего горла.

— Нет, — прошипел голос. — Никаких приказов ты уже не отдаешь, принцесса. Брось нож.

Даже просто стоять требовало немалых усилий. Все три года, живя в Лавовых полях, я жаждала приключений, волнений, чего-то большего, чем обеденных сюрпризов от поварихи или покупок Селии на рынке. Теперь, хлебнув этих самых приключений и волнений, я ничего не желала так сильно, как возвратиться в то тихое местечко и кануть в безвестность.

Я закрыла глаза и выронила кинжал.

Три года тренировок у Дэрроу и упущенный шанс убежать. Все это — моя вина. И вот теперь я стала пленницей повстанцев.

Сэнди Митчелл — Игра предателя

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Игра предателя»

Описание и краткое содержание «Игра предателя» читать бесплатно онлайн.

Приключения комиссара Каина, самого героического труса во вселенной «Warhammer 40000», продолжаются в новом романе Сэнди Митчелла. Впервые на русском языке!

Будучи весьма далек от идеалов, которые призван воплощать имперский комиссар, Кайафас Каин предпочел бы держаться и как можно дальше от всяческих горячих мест. Но судьба упорно разжигает для него жаровни, из-за чего комиссар имеет не только репутацию героя Империума, но и коллекцию самых рискованных приключений за плечами. Он сражался с орками, тиранидами, некронами, культистами и мятежниками. Черт возьми, его даже угораздило влюбиться в инквизитора! И вот очередная жемчужина его коллекции — столкновение с демоницей Слаанеш и десантниками Хаоса.

Приключения комиссара Каина, самого героического труса во вселенной «Warhammer 40000», продолжаются в новом романе Сэнди Митчелла. Впервые на русском языке!

Будучи весьма далек от идеалов, которые призван воплощать имперский комиссар, Кайафас Каин предпочел бы держаться и как можно дальше от всяческих горячих мест. Но судьба упорно разжигает для него жаровни, из-за чего комиссар имеет не только репутацию героя Империума, но и коллекцию самых рискованных приключений за плечами. Он сражался с орками, тиранидами, некронами, культистами и мятежниками. Черт возьми, его даже угораздило влюбиться в инквизитора! И вот очередная жемчужина его коллекции — столкновение с демоницей Слаанеш и десантниками Хаоса.

Читать еще:  Святочный бал. Святочный бал — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»», «Гарри Поттер

Warhammer 40000, Сэнди Митчелл, Кайафас Каин 2005 ru en Даниил Фролов Серж Drusy FB Editor v2.2, FB Editor v2.0 2011 http://huge-library.org/ Книга подготовлена для библиотеки Huge Library (by Drusy) 31E6B8EA-64C2-4756-9718-26B44F9B1245 1.01

v1.0 — создание файла (Drusy)

v1.01 — ПОМЕНЯЛ НАКОНЕЦ НАЗВАНИЕ, с «Ледяных пещер» на «Игра предателя». Adan75

Сэнди Митчелл — Игра предателя «Фантастика» Санкт-Петербург 2010 978-5-91878-004-6

К моему огромному удивлению, не говоря уже о личном удовлетворении, первые два тома материалов из архива Каина, которые я подготовила для распространения и использования в среде моих собратьев-инквизиторов, оказались ими весьма читаемы. Причину столь неожиданной популярности я вижу в том, что многие из моих коллег посчитали воспоминания Каина скорее легким развлекательным чтением, нежели серьезным источником пищи для размышлений, каковым я изначально его полагала. Многим сложно было поверить, что имперский комиссар мог оказаться столь далек от идеалов, которые был призван воплощать. Учитывая его публичную репутацию, я способна без труда понять причины такого отношения к данному тексту. Но благодаря личному знакомству с Каином я могу заверить моих читателей, что он был весьма близок к тому, как описывает себя в мемуарах. В то же время я хочу заметить, что, возможно, именно осознание своих недостатков породило в нем манеру судить себя несколько строже, чем он, вероятно, заслуживал.

До сих пор мои усилия были сосредоточены на том, чтобы представить читателю отрывки, повествующие о столкновениях Каина с чужаками — врагами Империума. Но за время своей продолжительной карьеры ему не раз приходилось скрещивать мечи со всевозможными чудовищами, порожденными варпом, и вмешиваться в темные планы Разрушительных Сил и их смертных служителей. Поэтому мне показалось верным, особенно учитывая тот интерес, что проявили к предыдущим томам инквизиторы отличных от моего Орденов, выбрать для дальнейшей подготовки к распространению новый отрывок, повествующий именно о подобном столкновении.

В данном решении мне помог тот факт, что хронологически данный отрывок продолжает предыдущие два. Манера Каина записывать мемуары разрозненными кусками в том порядке, в каком различные события приходили ему на память, привела к тому, что материал был расположен в архиве в виде продолжительных отступлений от совершенно другого рассказа. Основным повествованием являлся отчет о знаменитом инциденте, происшедшем в течение 13-го Черного Крестового Похода, когда Каин был отозван из отставки для защиты целого мира с не чем иным, как пригоршней собственных кадетов из Схола Прогениум. Но этой истории придется подождать до следующего тома; для нынешнего же я, как мне кажется, весьма удачно отсортировала материал, касающийся только Адумбрианской кампании, который и представила в виде достаточно связного и самоценного изложения.

Как и в случае предыдущих отрывков, события данного происходят во время службы Каина с 597-м Вальхалльским полком. Речь здесь идет о первом столкновении едва оперившегося полка с силами Хаоса. Наибольший интерес вызывает описание Каином реакции обычных солдат на Великого Врага, а также тех форм, которые принимали махинации последнего. Я надеюсь, эти фрагменты прозвучат давно необходимой тревожной нотой для тех из моих читателей, которые могли стать жертвой пагубных доктрин Радикализма.

Каин, по обыкновению, остается раздражающе неточным в отношении всего, что не касалось его лично. Посему я использовала в работе выдержки из других источников, необходимые для того, чтобы представить более полный отчет о событиях на Адумбрии и в системе, к которой она принадлежит. К сожалению, как и раньше, я не смогла обойтись без многословных витиеватостей, принадлежащих перу Дженит Суллы, за что я могу лишь заранее извиниться. Там, где предоставлялась хоть какая-то альтернатива, я, будьте уверены, спешила ею воспользоваться.

Для удобства чтения — так же как и в предыдущих томах — я разбила в целом неструктурированное повествование Каина на главы. И в очередной раз я не смогла удержаться от того, чтобы поставить им эпиграфы из обширной коллекции цитат, которую он собрав и постоянно пополнял для наставления и развлечения своих учеников в Схоле. Помимо этого, свое вмешательство я заключила в рамки немногочисленных сносок, позволив Каину самому вести рассказ в его неподражаемой манере.

Чем шире он улыбался и называл нас друзьями, тем крепче мы держались за кошельки.

Аргун Слейтер. Уловка Уострела. Акт 4, сцена 1

За столетие или около того, проведенное в сражениях с врагами Императора — ясное дело, когда от этих врагов нельзя было сбежать или спрятаться, — мне перепала изрядная доля неприятных сюрпризов. Но внезапное появление Томаса Бежье в коридорах «Благоволения Императора» до сих пор остается событием, которое я не могу вспомнить, не вздрогнув. И вовсе не потому, что та ситуация была особенно опасной для жизни — что, в общем-то, выделяет ее в ряду выпавших мне сюрпризов. Нет, она вызывает в моем сознании прихотливый сплав чувств. Одно из них — гнев на проявленную Бежье впоследствии свинскую глупость, которая едва не привела к сдаче Разрушительным Силам имперского мира, красиво завернутого в розовую подарочную упаковку. Что еще хуже, она могла бы и меня привести к позорной казни, не повернись дело так, как оно повернулось.

Этот гнев сливается с потоком неприятных воспоминаний, пробудившихся во мне уже тогда, при встрече. Я недолюбливал Бежье с тех давних пор, когда мы были комиссарами-кадетами и вместе обучались в Схола Прогениум. Полагаю, моя неприязнь стала бы еще крепче, если бы я удосужился хоть раз вспомнить о Бежье с того примечательного момента, когда нас сочли достойными огорчить своим присутствием какое-нибудь подразделение и разослали по разным сторонам Галактики. (В моем случае, как я сильно подозреваю, вручение алого кушака и вежливое выдворение казались простейшим способом предотвратить массовые отставки в среде педагогов)[1].

— Кайафас, — приветственно кивнул Бежье, будто бы мы всегда были накоротке, и по его пухлому лицу расплылась улыбка столь же искренняя, как у экклезиарха, раздающего милостыню перед пикт-камерами. — Я прослышал, что ты на борту.

Ну этим он меня не удивил. К тому периоду карьеры репутация катилась вперед меня везде, куда бы я ни направлялся. Она либо смазывала мой путь так, что жизнь становилась гораздо проще, либо — как бы сохраняя некий баланс вещей — иной раз втягивала меня в такие опасные для жизни ситуации, которые заставляли все внутренности сжиматься от ужаса. Без сомнения, за три дня пути с Кастафора[2] все на корабле уже проведали, что Каин, герой Империума, находится среди них, и либо прикидывались никак не впечатленными сим фактом, либо искали способ выскрести личное знакомство, дабы продвинуть карьеру, уцепившись за край моей шинели. Если рассудить здраво, в последнем стремлении я мог только пожелать любому большой удачи.

Источники:

http://www.litlib.net/bk/71394/read
http://eksmo.ru/selections/prochti-pervym-igra-predatelnitsy-ID15117065/
http://www.libfox.ru/361707-sendi-mitchell-igra-predatelya.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector